Эксклюзивное интервью с первым заместителем председателя Винницкой областной администрации о текущем состоянии дел в сельском хозяйстве, промышленности. Планы на новые дороги, объединении общества и когда исчезнут районные органы власти.

– Андрей Петрович, Винницкая область вошла в период сбора урожая, какие планы на этот год?

– Прогноз по погоде, на климатическом уровне, сложился очень положительно и поэтому у нас хорошие надежды по сбору урожая зерновых, особенно ранней группы. Впервые у нас урожайность озимого ячменя – 40 центнеров с гектара. Это средняя урожайность, и она выше чем та, которая была в прошлом году. Было достаточное количество осадков, достаточное количество солнечных дней, погода умеренная, и это дает такую уверенность, так как уже собранное зерно неплохого качества.

Еще рано какие-то прогнозы давать, но тем не менее мы видим даже площадь под ранней группой зерновых она больше чем была в прошлом году, почти на 30 тыс. гектар, поэтому мы прогнозируем 2,5 миллиона тонн ранней группы, так как в прошлом году было 2,1 млн. тонн.

Несколько уменьшились посевы под кукурузу, но учитывая природные факторы, большое количество дождей, которые были в мае, достаточно влажный июнь, кукуруза сейчас находится в очень хорошем состоянии.

Кроме того, такие природные условия положительно повлияли на подсолнечник и на рапс, поэтому можем прогнозировать что урожайность подсолнечника будет достаточно высокой и тех 700 тыс. Тонн, которые были в прошлом году так же будет в этом году 700 тыс. Тонн. будет намолочено по Винницкой области.

Конечно анализируем еще такую стратегическую культуру как сахарная свекла, ведь это не просто культура ради культуры, это культура, которая является во-первых очень рентабельной, во-вторых – она влечет за собой много задействованных рабочих мест и влечет за собой работу сахарных заводов. То есть там большой и мультипликативный эффект от сахарной свеклы и видим что он находится на очень хорошей стадии вегетации. Поэтому имеем очень такой позитивный прогноз и на сахарную свеклу.

– Вместе с растениеводством и сахароварением у нас в области была достаточно развита отрасль производства спирта. В этом году как будут работать спиртовые заводы? Тем более что зерна Винниччина достаточное количество выращивает и мелассы из сахарной свеклы, которая тоже используется для производства тоже будет достаточно.

– Спиртовая отрасль – это откровенно и самая большая проблема, которая есть в сельском хозяйстве Винницкой области. Я это говорю во всех интервью, на всех совещаниях, министру АПК неоднократно поднимал этот вопрос. Мы даже хотели провести большое расширенное совещание по работе спиртовой отрасли, но министр Тарас Кутовой, который уже ушел в отставку, так и не доехал в Винницкую область, и это совещание, к сожалению, так и не было проведено.

Винницкая область имеет наибольшее количество спиртовых заводов, из них 7 находится в стадии банкротства, и лишь 4 – более-менее стабильно работают. Хотя это даже трудно назвать стабильно трудом, но они время от времени запускаются под какой-то заказ спирта.

Вообще надо говорить о коренных изменениях в функционировании спиртовой отрасли, ведь сегодня столько пищевого спирта, сколько могут производить наши заводы, нам не нужно. Во-первых, изменились вкусовые предпочтения украинцев, многие употребляют алкоголя не в виде обычной водки. Во-вторых значительно уменьшилось количество людей, которые употребляют алкоголь. Очень много молодежи начали такую антиалкогольную компанию и сейчас можно встретить молодых людей значительно меньше употребляют, или вообще не употребляют алкоголь. Поэтому тех объемов пищевого спирта уже просто не нужно. К тому же те 11 спиртовых заводов в Винницкой области были рассчитаны на удовлетворение потребностей всего Советского Союза – до 1991 года они выпускали треть спирта всего СССР. Сейчас таких масштабов производства спирта просто не нужно.

Мы неоднократно поднимали вопрос, что спиртзаводы надо исключить с перечня запрещенных к приватизации предприятий, позволить изготавливать на них технические спирты, добавки к биоэтанол и т.д.

Это сегодня очень популярное направление во всех Европейских странах. На уровне законодательного поля во всех Европейских странах рассчитан ежегодно увеличение содержания этанола в бензине. Вообще до 2020 года Европейская конвенция предусматривает, что содержание биоэтанол – компонента спирта изготовленного из патоки или кукурузы, должно составлять в бензине не менее 30%.

– Но у нас тоже аналогичное законодательство, почему оно не выполняется?

– Потому что биоэтанол приравняли к обычному пищевого спирта, и по его продаже нужно заплатить огромные акцизы и получается что биоэтанол в два раза дороже, чем бензин, например пол-литровая бутылка водки это 70 гривен, литровая – это 140, из которых сейчас в литре спирта почти 70 гривен составляет акциз. Представьте себе что в литре биоэтанола так же будет 70 гривен акциза. Это сразу увеличивает цену топлива, и делает его конкурентоспособным.

Поэтому все эти процессы, все те планы, которые были, не реализуются. Хотя сегодня есть технологическая возможность их запустить на целом ряде заводов которые готовы для этого нужно небольшое реконструкцию провести. Есть даже инвесторы, которые готовы вкладывать в это средства и можно изготавливать обычный биоэтанол. Это во-первых.

Во-вторых, есть большая потребность в технических спиртах, имеется в виду для нужд парфюмерной промышленности, изготовления бытовой химия, автохимии и др. Фактически эту продукцию в Украине сейчас на 90% производят не совсем легально. Это либо импортное сырье, что удорожает себестоимость продукции, или это нелегальные поставки.

К сожалению стратегического видения, стратегического решения по спиртовым заводам все 25 лет независимости Украины и до сих пор нет.

Это – большая проблема, постоянно ее показываем, постоянно о ней информируем, ведь вопрос нужно принимать на уровне Верховной Рады Украины. Нужно принять изменения в законодательство и исключить спиртзаводы с перечня объектов, которые не подлежат приватизации.

– То есть помимо того что у нас спиртзаводы почти не работают, у нас еще и водочная отрасль приходит в упадок… Когда-то компания Nemiroff давала до 25% оплаты всех налогов в области. Как сейчас с этим обстоят дела?

– Компания Nemiroff работает достаточно ритмично, они по мощностям почти полностью загружены, но тот конфликт, который был между совладельцами 4 года назад, к сожалению, не пошел на пользу репутации компании.

Да, сегодня эта продукция представлена на полках магазинов, но сами понимаете что репутация бывает гораздо ценнее, чем маркетинговые действия.

Сегодня мы принимаем все меры, чтобы защитить каждого винницкого производителя, чтобы популяризировать винницкого производителя. И мы (Винницкая облгосадминистрация), и Винницкий городской совет проводим конкурсы, ярмарки. Почти каждый квартал у нас проходит акция «Покупай винницкое»… Сейчас ряд предпринимателей начали рекламировать себя, что я люблю винницкое, то есть мы заинтересованы в каждом винницком бренде, каждой винницкой продукции, производимой в пределах Винницкой области.

– Но в большинстве магазинов винницких продуктов почти не встретишь…

– У нас недавно прошла очень серьезное совещание с руководством сетевых супермаркетов по представлению на их полках винницкой продукции. Ведь 90% из них – это супермаркеты всеукраинского масштаба, и только две сети – это «Грош», «Корона» и «Украинские товары» имеют винницкое происхождение. Так вот мы посмотрели парадокс, что в целом ряде сетевых супермаркетов, которые не зарегистрированы в Винницкой области, винницкой продукции практически нет. Мы проанализировали мясной отдел, мы проанализировали отдел кисломолочной продукции, сыры, колбасные изделия, макаронные изделия, мы не увидели винницкой продукции. Ее можно встретить только в «Гроше», «Короне» и «Украинских товарах», то есть в торговой сети винницкого происхождения. Поэтому нами было поставлено торговым сетям жесткое требование, чтобы винницкий товаропроизводитель должен быть представлен во всех супермаркетах. Есть сегодня ответные реакция, мы видим, что после совещания супермаркеты начали общаться с местными производителями, на прилавках супермаркетов Винницкой области начала появляться винницкая колбаса, сыры и тому подобное.

Почему мы так об этом активно говорим? Потому что в каждом таком предприятии, не имеет значения мясокомбинат это, или молокозавод, работают жители, они получают заработную плату, которую тратят, покупая продукцию в супермаркетах. Если винницкий производитель не сможет реализовывать свою продукцию – предприятие закроется, люди пойдут на биржу труда, а когда они вместо зарплаты получают помощь в центре занятости, они перестают покупать в супермаркетах продукцию. Это такой психологический стресс, психологический фактор и соответственно прибыли сетевых супермаркетов так же падают. То есть теряют все – производители, работники и сами супермаркеты. Это совещание было закрытым (без участия общественности и прессы), чтобы мы могли откровенно поговорить об этих проблемах, и я уже вижу что ответная реакция есть, и мы продолжаем популяризировать именно винницкую продукцию.

– Когда-то винницкая экономика, особенно пищевая промышленность, которая была в большой степени ориентирована на Россию, перестроилась? За 3 года войны Россия фактически полностью закрыла границы для винницких продуктов, куда переориентировались винницкие производители?

– Давайте скажем, что экономическая война началась даже не 3 года назад, она началась еще лет 7-8 назад. Давайте вспомним, когда Россия первая перестала покупать, когда был запрет на экспорт водки из Украины и это был первый такой удар, потом был запрет мясной продукции, запрет молочной, твердых сыров.

То есть в принципе экономическую войну, экономическую блокаду Российская Федерация объявила Украине еще 7-8 лет назад. За этот период конечно было очень много нареканий, не только, кстати, из пищевой промышленности, но и это касалось всех и даже машиностроительной отрасли. Ведь такие предприятия как «Маяк», Барский машиностроительный завод 80% своей продукции отправляли на экспорт в Российскую Федерацию.

Поэтому последние 3 года стали таким периодом переориентации, и периодом тех, кто смог быстро переориентироваться на европейский рынок. Почему европейский рынок? Потому что сертификаты Европейского Союза сегодня признаются всеми странами Ближнего Востока, всеми странами бывшего Советского Союза. Поэтому неважно сколько ты продукции продал в Европейский Союз, но получив один раз сертификат ЕС, для тебя открываются огромные рынки и это поняли многие из винницких производителей.

– Есть ли какие примеры выхода наших производителей на новые рынки?

– Сегодня и «Люстдорф» и молокозавод компании «Рошен», Винницкий масложиркомбинат (ViOil) получили европейские сертификаты, и они могут свободно продавать в очень многие страны и они к этому реализуют свою продукцию в 54-57 стран мира. Кроме Европы, основной ориентир пошел на страны так называемого Арабского мира, потому что там очень много жителей, которые готовы платить за качественные продукты питания.

Будем считать просто арифметически, если в Китае 1,5 миллиарда человек, в Индии 1,2 млрд. человек, плюс Иран, Пакистан, Саудовская Аравия, Индонезия, таким образом набираем около 4 млрд. человек, которые потенциально готовы покупать наши продукты питания, с европейским качеством.

Сейчас даже яблочная продукция, из Винницкой области поставляется в 27 стран мира, поэтому первые шаги наших производителей были было ориентированы на страны бывшего Советского Союза. Как только Россия отказалась от продукции, производители начали ее экспортировать в Грузию, Казахстан, Беларусь, Молдову, ведь у нас с ними похожи таможенные правила, нет языковых барьеров и ментально они очень близки. Но сейчас винницкая промышленность понемногу начинает осваивать страны Ближнего Востока, Китая и Индии, а также европейский и американские рынки.

Например, та же компания «Маяк», как машиностроительное предприятие, начала поставлять свою продукцию в Польшу – котлы, обогревательные устройства, и тому подобное. Это свидетельствует о том, что качество продукции винницкого завода сегодня уже достаточно конкурентная, а цена является привлекательной для европейских потребителей.

Например, во время последней поездки в Польшу, нам показывали предприятия, которые так же выпускают твердотопливные котлы, как на и Барский машиностроительный завод. Я спросил для сравнения аналоги продукции, аналогичной мощности, то получилось, что барский котел, например, стоит там 500 долларов, а такого же мощности польский котел будет стоить 1200 долларов, то есть наша продукция оказалась в 2,5 раза дешевле. Поэтому украинские изделия уже есть популярные и также на европейских рынках.

– В начале июня в Украине заработал безвизовый режим с Европой. Как это событие отразится на нашей экономике? Есть ли какой-то приток сюда инвесторов? Не ощущается ли оттока квалифицированной рабочей силы за границу?

– По моему глубокому убеждению, влияние безвизового режима мы почувствуем в полной мере, где-то за 2-3 года. Пока в этом процессе будет преобладать инерция, и первый безвизовый авиарейс из Винницы в Польшу это доказал – только 3 пассажира с 57 были с биометрическими паспортами и воспользовались Безвизовые.

Мы сейчас отслеживаем по нашему винницком аэропорту, что пока незначитьельное количество людей пользуется безвизовым режимом. На каждый самолет лишь 5-6 пассажиров с биометрическими паспортами, ведь это больше туристическое, чем деловое направление.

Что касается оттока кадров, то он скорее носит парадоксальный характер. Ведь вообще трудно объяснить, почему например те же строители едут на заработки, получая там зарплату, сопоставимую с той, что готовы платить целый ряд винницких компаний.

Мы задавали вопрос о средней заработной плате которую они платят своим работникам, то в зависимости от выработки, человек, который кладет кирпич может получать 10 тыс. гривен в месяц, например сварщик может получать 15 тыс. гривен, и это абсолютно реальные показатели, реальные заработные платы.

Тогда как в Польше на строительстве наш украинский работник почасовую оплата труда в размере 7 злотых, и за месяц выходит тех же 10 тыс. гривен. При этом человек находится далеко от семьи, вдали от семьи, плюс надо нанимать жилье, к тому же добавляется морально-психологический фактор, ведь после таких долгих пребываний за границей, к сожалению, разрушаются семьи, люди теряют здоровье.

Хотя уже сейчас здесь в Винницкой области можно найти нормальную работу с приличной заработной платой, которая соответствует европейским нормам.

– А винницкие компании готовы трудоустроить всех работников, которые ездят за границу работать?

– Могут, и даже испытывают кадровый голод.

Мы посмотрели, что после бюджетной децентрализации только за прошлый год Винницкая область получила 175 млн. гривен из государственного фонд регионального развития, 140 млн. – пошли на развитие территориальных общин, 10 млн. – на развитие отдельных территорий, еще 24 млн. – на объединенные общины получили, плюс местные налоги. В целом за прошлый год более 1 миллиарда гривен в Винницкой области был в бюджетной сфере было направлено на капитальные расходы, это как раз сфера строительства.

Парадокс в том, что сейчас в целом ряде районов нет уже строительных организаций, и нет нормальных подрядчиков. Там тендер не могут провести – не хватает рабочих рук, которые реально что-то могли строить или ремонтировать, даже в самой Виннице, если спросить крупных застройщиков, они скажут что у них дефицит квалифицированных рабочих. Я не говорю уже о коммерческом строительстве, ведь строятся и предприятия и открываются новые заводы, поэтому тоже для строителей является сегодня большое количество заказов.

– Кстати, о строительстве новых предприятий. Что Винницкую область ждет в ближайшее время? Что появится в экономике?

– Если говорить об аграрной сфере, имеется в виду как раз строительство перерабатывающих комплексов, то в этом году мы прогнозируем строительство 2 элеваторов. Элеваторный бум заканчивается и сегодня уже суммарная емкость всех элеваторов в области позволяет хранить почти 2,8 млн. тонн зерна одномоментно, тогда как собираем всего около 5 млн. тонн.

После возведения еще двух элеваторов, элеваторный парк Винницкой области будет составлять 3 млн. тонн и это уже достаточное количество чтобы сохранить все зерно выращиваемое в Винницкой области и дождаться до нового урожая.

– А где они будут построены?

– Один в Тывровском районе на 50 тыс тонн, другой – в Калиновском районе 400 тысяч.

Кроме того, в области будет построено комбикормовый цех, кроме того уже строится и на завершающей стадии выставочный павильон с сервисным центром мирового производителя сельхозтехники John Deere.

Почему я на этом так акцентирую внимание? Потому что Винницкая область ежегодно покупает до 300 единиц сельскохозяйственной техники. Сейчас парк аграриев Винницкой области насчитывает уже около 2 тысяч комбайнов, которые приступили к сбору урожая, поэтому возникла необходимость сервисной станции, в ремонтной базе и вообще в сети по продаже такой техники.

Когда такие мультинациональные компании пошли в регион, это является сигналом, что здесь имеется достаточное количество техники, достаточное количество аграриев, которые готовы эту технику покупать, обслуживать и э люди которые имеют достаточную квалификацию для такого обслуживания.

Это уже не просто взять гаечный ключ и открутить какой-то болт или снять колесо. Новые комбайны – это техника, которая иногда по сложности своих комплектующих не уступает Mercedes, имеет управление связано со спутником, систему навигации, это целая мини-лаборатория, которая одновременно анализирует поле, передает сигналы в офис компании, это как целый мини-космичний корабль в комбайне.

– А в промышленности что стоит ожидать?

– Если говорить о промышленности, то сейчас в активной фазе строительство нового завода UBC group, и мы ожидаем, что где-то на ноябрь месяц запустится первая очередь этого предприятия. Активно развивается и компания Barlinek, которая расширяет свои мощности в Виннице и создает дополнительно 300 рабочих мест. Они уже завезли новое оборудование, приступили сейчас к его монтажу. Фактически до конца года на 50% будет увеличена мощность компании Барлинек.

Кроме того, на завершающей стадии все переговоры с двумя новыми крупными инвесторами – это компания Fujukura и компания Delphi, это компании, специализирующиеся на выпуске кабельной продукции для автомобильной промышленности. Они не являются конкурентами, каждая работает под конкретный автомобильный завод, конкретный автомобильный проект. Но открывая производство в Винницкой, они создают большое количество рабочих мест. Это квалифицированные работники, то есть не надо какой-то специализированного образования, и как раз заработная плата на этих предприятиях, которая сегодня декларируется инвесторами – от 7000 гривен, она позволит задействовать всех тех, кто хочет поехать на заработок за границу.

– Но это не высококвалифицированный труд, не станет ли это минусом для нашей экономики?

– Речь идет о том, что здесь в основном будут привлекаться те, кто закончил профтехучилище и имеют рабочие профессии. Это тоже нормальные люди, этим людям тоже себя надо найти, а не просто идти на базар или супермаркет или разгружать вагоны.

Поэтому мы сегодня заинтересованы в том, что все кто закончил учреждения профтехобразования, кто закончил техникумы, чтобы они смогли для себя найти рабочее место и первые куда сегодня пошли – это новые производства Fujukura и Delphi, а также UBC group …

– Появление этих производств в Винницкой скажется на общем уровне заработной платы, так как обычно наша область не является лидером по этому показателю?

– Мы прогнозируем рост уровня заработной платы в Винницкой области. И не только благодаря новым предприятиям.

За последние 5 лет Винницкая область поднялась по уровню заработной платы, ведь всегда уровень зарплаты в аграрном бизнесе тянул область вниз. Сегодня заработная плата, что в аграрном бизнесе, что в промышленности выровнялась. Когда поднялась заработная плата в сельском хозяйстве, это сразу отразилось на показателях Винницкой области, которая сейчас занимает где-то 15-16 позицию в Украине по уровню заработной платы, хотя еще в 2016 году это была 24 позиция.

Приход новых инвесторов приведет к дальнейшему поднятию уровня заработной платы и в принципе это очень позитивный фактор для жителей, для жителей Винницкой области,

Если сейчас, в среднем в промышленности в Винницкой области зарплата составляет 6 тыс. гривен в месяц, то мы ожидаем, что за полгода она возрастет до 7 тыс. гривен. Это будет стимулировать других работодателей поднимать оплату труда до уровня инвесторов.

Плюс мы прогнозируем, что это действительно уменьшит отток кадров за рубеж, сегодня те компании, которые в городе Виннице декларируют свое производство, они уже начинают собеседования с безработными, не только самого города Винницы, они уже готовы оплачивать довез своих работников из Калиновского, Липовецкого, Тывровского районов.

– Относительно транспорта. Недавно в Кабмине заявили, что через Винницу пройдет новая международная трасса, которая соединит западную границу с портами Одессы, Николаева. Когда жители увидят новую дорогу? Или это будет масштабный ремонт существующей дороги?

– Она будет пролегать по существующей дороге, маршрут которой проходит через Львов, Кропивницкий, Знаменку, с выходом далее на Одесскую трассу. Но современные реалии показывают, что существующая автотрасса не просто технически устарела, и надо ее расширять. Поэтому в некоторых местах будет перенос, где не возможно сразу расширить, будет строиться параллельно дорога, на которой будут курсировать как минимум по 2 автомобиля в обоих направлениях.

Эти грандиозные планы касаются 2018-2020 годов. То есть следующий год это будет год проектирования и выбора трассы, так как на эти работы нужно очень много средств потратить. Вы же понимаете, что на сегодняшний день земля вся паи и достаточно часто будет такое, что когда нужно будет прокладывать трассу где-то параллельно, можно попасть на те земельные участки, у которых частные владельцы, где надо с владельцем согласовывать, или им компенсировать потери.

Сегодня у нас пока нет законодательства об изъятии земельных участков для общественных нужд, то есть необходимо согласие дольщиков, получивших частную собственность, и эти земельные участки государство будет у них выкупать, или же предлагать им замену земельных участков на добровольно-договорных началах.

– Андрей Петрович, недавно был представлен новый модернизированный план децентрализации по Винницкой области, который весьма существенно отличается от утвержденного больше года назад. Почему Винницкая область не является лидером в вопросе децентрализации?

– Это связано с тем, что Винницкая область исторически была самой густонаселенной, если открыть и посмотреть статистические данные 100-150 лет назад наиболее количество населенных пунктов были именно в Винницкой области, и так это исторически сохранилось до сегодняшнего дня.

До начала процесса добровольного объединения 2,5 года назад в Винницкой области было 702 территориальные общины – это самое большое количество в Украине. Если, например, в Днепропетровской области, которая имеет 3 млн. жителей, было 400 общин, Львовская область, где тоже население почти в два раза больше Винницкой – 370 общин, у нас 702. То есть фактически нужно было проводить переговоры с два раза большим количеством депутатского корпуса, сельских голов и тому подобное. Решение об объединении должно добровольно принять сессия сельского совета, горисполкомы и т.д, местные жители должны это поддержать.

К тому же жизненный уклад в Винницкой области еще 150 лет назад он был более хуторской, есть поселения хуторского типа, где жила одна-две семьи, эти семьи обрабатывали земли вокруг своего хутора и торговали хозяйственной продукцией. Этот хуторской уклад влечет за собой то, что люди остаются такими единоличниками и не хотят ни с кем объединяться.

– Но в Западной Украине процессом объединения охвачено уже более половины населенных пунктов. И эти общины уже получили по 200-300 млн. гривен дополнительных поступлений в свое развитие. Почему у нас не так?

– В той же Западной Украине населенные пункты вытянуты вдоль одной дороги, как правило, одна и две улицы в селе, но это длинные улицы и они уже были объединены, хоть не юридически, а ментально, работой. Юридически им просто нужно было дождаться этого процесса добровольного объединения.

Приезжая в Западную Украину можно часто увидеть тот факт, что 5-6 населенных пунктов идут знак в знак, один знак – что населенный пункт закончился и сразу знак – что населенный пункт начался просто вдоль одной дороги, особенно в горной местности.

– У нас тоже такое есть…

– У нас таких общин немного. Это обычно села у райцентров, возле Винницы, а все остальные разбросаны небольшими такими населенными пунктами.

У нас были сельские советы, где в процесс добровольного объединения было 200 жителей, но это была целая сельсовет. И этим сельским советам нужно было содержать и свою инфраструктуру, заработать средства на содержание сельского головы, землеустроителя, бухгалтера, секретаря сельского совета плюс надо содержать детский сад, амбулаторию небольшую, это все соответствующие расходы.

– В селе на 200 человек это невозможно…

– Абсолютно невозможно. У них нет того объема сельскохозяйственной земли, я не говорю уже о каком-то производстве, даже такие отделения, как отделение Укрпочты закрывались, потому что это было убыточное отделение. У них магазины осуществляли торговлю только по графику, приезжали туда 2 раза в неделю, привозили самые необходимые продукты питания, и все это из-за такого исторического аспекта.

Второй аспект, который замедляет объединение общин – это большое желание политизировать этот процесс. Ведь некоторые политические силы из-за процесса добровольного объединения начали терять контроль, но самое парадоксальное, что эти политические силы при этом шли на выборы всегда в объединенных общинах. Мы всегда видели от них и кандидатов в депутаты, и кандидатов на городских или на сельских голов они всегда выставляли, хотя говорили что нет, мы против, не надо объединиться. В процессе выборов они начали всех дезинформировать, пугать, рассказывать о том, что от децентрализации вам только станет хуже, что у вас тут все позакрывают, что во все ликвидируют и так далее.

Я даже слышал такие парадоксальные мифы что у вас налоги вырастут, когда вы объединитесь, вы будете больше платить за электроэнергию. Такие вообще сказочные сравнения, которые никоим документам не предусмотрены, обосновать здравым смыслом это невозможно, почему так получилось, что кто-то будет менять налоги? В стране нет налогов различных для сельского или городского населения, особенно для объединенных общин где никто не собирается поднимать эти налоги.

– Почему винничан не привлекает получения дополнительных субвенций, которые уже получают другие объединены общины, и уже вкладывают в собственную инфраструктуру?

– Понимаете, о деньгах, это может понимать сельский голова, или 5-6 депутатов сельского совета, потому что они в этот процесс активно вовлечены. Большинство не понимает, что эти средства идут на развитие их объектов инфраструктуры, таких, как амбулатория, дом культуры, школа, детский сад. Для рядового жителя не понятно, что такое налоги, что у них здесь увеличится поступления налогов, большее количество денег будет оставаться здесь на месте.

Поэтому мы чувствуем такое определенную информационную недоработку, постоянно об этом говорим, я наверное еженедельно ду на какие-то встречи, на какие совещания, собеседования, я не отказываюсь от пресс-конференций по данной тематике, потому что здесь надо просто прийти к каждому и рассказать о преимуществах объединений.

Очень простые примеры, я помню, когда приезжают сельские головы и плача говорят, что нам надо заменить крышу, или заменить окна, или утеплить стены. И так все было централизованно до 2013 года, когда нужно было заменить несколько окон надо было принимать целое постановление Кабинета министров и решать эти вопросы на уровне министерств, ехать в Киев.

Это мне напоминает период царя-батюшки, когда ехали в столицу, к царю-батюшке, и он со своей барского плеча выделял 20-50 тысяч гривен на замену окон в каком-нибудь отдаленном селе. Он даже мог не знать где то село находится, в каком состоянии там те окна или и крыша, это была такая глобальная централизация, когда нужно было быть монстром и контролировать каждое окно, каждую дверь.

Сегодня главная идея децентрализации – это передать и финансовые ресурсы и передать полномочия. Мы видели, как некоторые общины, имея неплохие поступления в свой бюджет, потому что там есть крупное предприятие, там есть сельскохозяйственные производители, которые платят нормальный налог, а официально не могли потратить средства на школу. Потому что они не имеют права, так как это не собственность сельского совета, это собственность районного совета.

Возникает вопрос, простой житель, который водит своего ребенка в школу для него не понятно такое хитросплетение власти или коридоры власти, он приходит к сельскому председателю и говорит что мой ребенок ходит в школу почему у нее там плохое окно или плохая парта, холодно в помещении и сельский голова, не может объяснить что это не его полномочия, а полномочия районного уровня.

На самом деле идея в том, что власть на месте должна и отвечать за эти объекты, и контролировать эти объекты, и иметь на это финансовые ресурсы. Поэтому передаются и полномочия и ответственность и это не только в образовании, это также касается здравоохранения, и дорог, и многого другого.

– Процесс децентрализации идет по такому пути, что районные администрации, районные советы фактически перестают быть нужны. Не дойдем ли мы до того, что они исчезнут с карты Винницкой области?

– Никогда не дойдем. Это еще один такой миф. Почему, потому что если мы говорим об образовании, здравоохранении – то эти функции передаются на базовый уровень, на уровень объединенной территориальной общины. Но есть понятие административных услуг, которые должны предоставлять органы государственной власти, это должна быть информация с защищенным доступом информации, информация с ограниченным доступом.

Что имеется в ввиду под административной услугой: регистрация или расторжения брака, выдача паспорта, субсидии, выдача водительских прав, то есть масса тех документов, которыми человек в ходе своей жизнедеятельности оформляет получает, государственный акт на землю, наследство, это все есть функция государства, как гаранта безопасности, безопасности для человека, что это не будет где-то незаконно изменено, использовано в других целях. Государство гарантирует эту безопасность, но для этого нужны и защищенные каналы и базы данных, которые даже не в городе Виннице находятся, не в Винницкой области. И районные администрации будут выступать такими поставщиками услуг – фактически они превратятся в так называемые «прозрачные офисы».

Во-вторых, речь идет об обеспечении существования государства и целостности государства, это функция полиции, функция безопасности, в том числе и военной безопасности, и функция контроля с органами местного самоуправления. Мы же не можем быть уверенными во всех людях, кто-то не будет злоупотреблять властью, которую им предоставят в объединенной территориальной общине.

Сегодня польская модель показывает, что есть решения, которые принимаются на уровне органов местного самоуправления, на уровне территориальной общины, на уровне районного совета, областного совета. А есть те, кто контролирует, чтобы эти решения не противоречили законодательству, Конституции Украины, ведь мы можем дойти до определенного абсурда, когда например какая районный совет может решить что они хотят отсоединиться от Украины … И мы уже слышим о таких идеях, у нас в Украине есть города, принимающие обращения к президенту США Дональду Трампу, и тому подобное.

Поэтому должно быть орган, который анализирует все решения, которые принимаются на сессиях, на исполкомах, и имеет право накладывать вето на незаконные или глупые решения, нарушающие законодательство Украины, или нарушающие целостность Украины.

Оставьте свой отзыв