ЛИЧНОСТИ

Уже 2 года подряд в Ладыжине живет и работает один из лучших пекарей Донецка – Михаил Светлов. Именно он восстанавливает древние традиции создания живого хлеба на закваске среди горожан, с радостью делится собственными знаниями и угощает всех желающих ароматной выпечкой.

Еще солнце не взошло над городом, а на кухне Михаила кипит работа. Нужно разогреть печь до максимума, проверить сформированы и выдержанным буханки, сделать надрезы на тесте и, в конце концов, – испечь хлеб.

Мог молодой амбициозный кондитер, а затем семьянин, отец и один из лучших пекарей Донецка представить себе такое утро? Наверное, нет.

Еще 4 года назад пекарское будущее стоял перед Михаилом в совершенно ином свете. Он окончил Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановсого по специальности инженер-технолог общественного питания. Работал в изысканном ресторане и кондитерской мастерской. Сменил несколько мест работы. Набрался опыта. После обучения у лучших пекарей столицы вернулся в родной Донецк.

Но с началом военных действий все личные мечты отошли на второй план. С хлебом пришлось подождать, ведь надо было просто спасать семью. А потом долгих полтора года переездов, статус переселенцев, неопределенность, маленькие дети на руках, поиск работы и вообще поиск себя в этой круговерти. Все нужно было начинать с нуля.

И вот, наконец, семья Светлова поселилась в Ладыжине. Тихий приветливый город позволил им отдохнуть и впервые спокойно и уверенно посмотреть в собственное будущее.

«Сами мы из Донецка и переехали оттуда в Чернигов, когда начались активные действия. Живем здесь уже год. Детям было тогда 7 месяцев. Совсем маленькие дети, к тому же в нашем доме не было даже подвала. Поэтому мы решили поехать, чтобы перевезти детей в безопасное место. Ладыжин мне сразу понравился. Во-первых, он ухоженный, во-вторых, мне, как молодой маме с маленькими детьми, было удобно, что рядом все необходимые коммуникации. В целом город показалось европейским», – рассказывает жена пекаря Сания Гизатова.

На небольшой кухне арендованной квартиры дважды в день Михаил Светлов печет настоящий домашний хлеб на живой закваске. Практикует различные технологии замеса, придумывает собственные рецептуры. Его семья, соседи, друзья давно перешли на правильную выпечку. Мужчина с радостью угощает всех желающих. И часто пытается замесить на несколько буханок больше, чтобы все могли попробовать.

Отсутствие дорогостоящего оборудования не мешает пекарю заниматься любимым делом. Конечно, быт диктует свои правила, и с ними нужно считаться. Однако, даже простая электрическая духовка может творить чудеса, если есть большое желание выпекать хлеб. По словам Михаила, практически любой может научиться этому делу, было бы только желание. У себя же дома человек лично контролирует процесс замеса и выпечки, следит за соблюдением необходимых норм и технологий. Поэтому говорит, что полностью уверен в качестве и полезности собственного хлеба.

«Самый любимый момент – это когда ты достаешь хлеб, раскладываешь его на решетку, и он начинает потрескивать. Есть даже такое выражение «хлеб поет». Меня вдохновило, что это благородное дело. С чистой совестью, со спокойной душой ты можешь дать человеку свою продукцию и сказать: «Это здоровая пища». Я могу это подтвердить, объяснить, кому интересно, рассказать, научить. У меня такая философия, я хочу этим делиться и это пропагандировать. Хлеб на закваске, если его намазать сливочным маслом и посыпать солью… Для меня это лучше мармелада», – делится Михаил Светлов.

Каждый из нас едва ли не каждый день покупает хлеб в магазине и почти не задается вопросом – что на самом деле он ест. Эмульгаторы, красители, ароматизаторы и консерванты, которыми полнится магазинная выпечка, если не отнимут здоровья, то точно его не добавят. А, между тем, настоящий живой хлеб, изготовленный по правильной технологии, может быть и источником необходимых микроэлементов, и полезными вкусностями для семьи, и ежедневным украшением стола.

В то же время, всем известно, что доброе дело в спешке не делается. И как говорит сам Михаил Светлов: «Настоящий живой хлеб быстро не испечешь», и поясняет: «Крахмал – это углевод, полисахарид. Для того, чтобы организм легче принял его и усвоил, крахмал нужно разложить на простые сахара. Для этого нам нужна влага, температура и время. Когда мы замешиваем тесто, мы добавляем воду, когда делаем расстойку при комнатной температуре, даем температуру. Проблема магазинных хлебов в том, что им не дают последнего – времени. Крахмал просто не успевает разложиться на моносахариды. Со временем он возвращается в свое исходное состояние. А если он полностью не разложился, то, считай, ты будешь есть чистый крахмал. Поэтому, длительная расстойка хлебу жизненно необходима. Если у меня, например, чисто пшеничный хлеб, но на закваске, то его есть уже не страшно. Ведь он у меня выбраживает почти 24 часа».

Культура производства и потребления хлеба издавна присуща украинцам. Об этом свидетельствует история, народные традиции и обычаи.

Уже позже, пищевая промышленность Советского Союза приучила всех к массовому производству. В народе так и говорили: «Спасибо Ильичу, что хлеб я больше не пеку». Традиции были забыты, мастерство выпечки домашнего хлеба осталась в старческих руках.

Сегодня популярными становятся продукты с надписью «home made», то есть домашнего производства. И все больше людей придерживается правильного питания. Среди ладыжинцев также появились ценители живого хлеба.

«Первое впечатление… Напомнил хлеб с нашего Ладыжинского хлебзавода. И свежая корка, что хрустит. Когда его целым никогда не доносили домой. На тот период много было информации, какой мы хлеб едим из магазинов. По сути, его трудно назвать хлебом. Кстати, он (Михаил Светлов – ред.) делится этой информацией, он не скрывает ее от людей. Это его дело, он это умеет делать и может научить. Мы уже около года едим живой хлеб, гораздо лучше себя чувствуем. Лучше уж вообще не есть хлеб, чем есть тот, который продают в магазинах», – делится друг семьи Владимир Тягун. Именно он один из первых попробовал хлеб, который печет Михаил световой. И уже больше года другого не ест.

Теперь мало кто печет хлеб дома, потому что это, в первую очередь, долго. Только представьте, что честный процесс занимает около 15 часов. И это при том, что у вас уже есть готовые мука и свежая закваска. Сегодня далеко не в каждом городе есть пекарня, где лелеют традиции изготовления чистого хлеба и ручного замеса. Европа, например, сохранила традицию домашнего производства. И маленькие частные пекарни там не редкость. Каждая имеет свой стиль, собственные рецепты, но объединяет их одно – высокое качество продукции.

В Ладыжине отныне Михаил Светлов возрождает и пропагандирует культуру живого хлеба на закваске. Он с радостью делится собственными знаниями, угощает всех желающих ароматной выпечкой. Профессиональные знания, многолетний опыт и собственный талант помогают Михаилу не только создавать авторский хлеб, но и обучать пекарскому делу друзей.

Например, ладижанка Марьяна Трокаль уже несколько месяцев собственноручно печет хлеб для своей семьи. Этому делу женщина научилась именно у Михаила Светлова.

«Я не скажу, что я сильный противник магазинного хлеба. Сами мы его не едим. Мы уже чувствуем эту границу, эту разницу, совсем другой вкус. Когда ешь магазинный хлеб, ты чувствуешь вкус дрожжей. Разрежьте его на следующий день и видишь крапинки крахмала. Нет той хрумкоты. И магазинный хлеб быстро цветет. Хлеб на закваске может стоять два-три дня. Он не так быстро черствеет, не цветет. Месяц Миша меня учил, теперь я сама пеку. Сначала было трудно. А сейчас мне просто испечь шесть буханок. Дети хлеб на закваске очень любят, особенно младший. И зубки у него прорезывались с этим хлебушком. Мы даже от печенья отказались магазинного», – рассказывает Марьяна Трокаль.

Жена и дети Михаила разделяют его увлечения, поддерживают мужа и помогают в выпечке. Они и вдохновение, и первые критики для пекаря.

«Я люблю экспериментировать. Моя любимая жена, она мне очень в этом помогает. Ведь я большую часть времени сейчас занят рутинным процессом. Она мне подсказывает, что можно сделать, что добавить, что наоборот убрать. И сама экспериментирует. Она занимается выпечкой печенья», – делится Михаил.

Его жена, в свою очередь, рассказывает о семейных буднях. Говорит, что раньше было довольно трудно. Нужно было перестраивать график, согласно замеса и выпечки. Теперь это стало их общим увлечением и, возможно, вскоре станет делом.

«Женой пекаря быть непросто. Я лично пришла к выводу, что нужно заниматься делом, которое тебе по душе. И тогда, с этого может что-то выйти. Мне нравится, что пекарское дело – дело благородное. Не знаю, станет ли это нашей делом или нет. В любом случае, я думаю, для детей, особенно для мальчиков, это очень хорошо видеть, чем занят отец. Это хорошее дело, воспитывающий и характер, и волю, и терпение, наблюдательность и много полезного для детей», – говорит Сания Гизатова.

Ладижаны и жители окрестных сел тоже когда-то знали вкус собственного свежего хлеба, ведь и в нашем городе работал хлебозавод. Теперь пришло новое время: время живой выпечки, сознательного выбора, ответственности за то, что мы едим и чем будем кормить грядущие поколения.

Итак, первый шаг к восстановлению культуры потребления хлеба на закваске в Ладыжине сделан. Семья Светловых является хорошим примером того, что никакие обстоятельства не должны быть препятствием на пути к мечте. А дело, что тебе по душе, нужно делать честно и ответственно, на пользу себе и людям.

Нина Ярошенко, Lada.fm

22-летняя винничанка Диана Грицишина выиграла грант и уже год учится в Будапеште. В интервью девушка рассказала, как выиграть грант на обучение за рубежом и о том, как она прошла путь от третьекурсницы Винницкого педуниверситета к студентке Будапештского вуза.

Для начала – высокий уровень английского языка

Диана изучала английскую филологию в Винницком государственном педагогическом университете на факультете иностранных языков. На третьем курсе задумалась, ведь после окончания бакалавриата хотелось бы и дальше расти. Начала заниматься общественной деятельностью, вступила в общественную организацию и проводила в библиотеке им. Тимирязева занятия по английскому языку. На 4 курсе заинтересовалась политологией и международными отношениями. Тогда и начала искать гранты.

– Зарубежное обучение обычно происходит на английском языке, поэтому уровень английского должен быть высоким. Обязательно нужно сдать сертифицированный тест. Это или IELTS или TOEFL, или кембриджские тесты, – рассказала Диана. – Тесты платные, их сейчас сдают очень много людей, поэтому очередь может быть на несколько месяцев вперед. То есть, нужно учитывать, что в начале 4-го курса надо уже сдать тест.

Сама девушка сдавала кембриджский тесты на тот момент он стоил 3500 грн. Результаты отсылают в Великобританию, а после того с британским сертификатом тесты возвращаются к нам.

Поиск грантов – мотивационное письмо – интервью по Skype

Диана рассказала, что есть различные сайты, где описаны гранты на украинском языке. Ты ищешь специальность, узнаешь, насколько открывается грант. Когда найдешь нужный – переходишь по ссылке на сайты университетов. Там уже все на английском языке.

Диана советует такие сайты:

Студвей-возможности

Международные образовательные программы

Стипендия Stipendium Hungaricum

– Я искала грант по следующим критериям: 2016-2017 годы, магистратура, специальность «международные отношения». Еще должны быть написаны условия, например, «мы ищем студентов, мотивированных к определенным действиям, они должны обладать конкретными навыками и соответствующим уровнем английского языка», – объясняет винничанка. – С момента, как начала искать гранты и до того, как отправила свои заявки на три гранта, у меня прошел год. Я подавалась в Нидерланды, Венгрию и Армению. Армению и Будапешт выиграла, но в Армении программа была годовая и половину нужно было заплатить самому. Поэтому выбрала Будапештскую бизнес-школу с лучшими условиями.

Диана говорит, что при подаче на грант нужно прислать мотивационное письмо. В большинстве это страница А4, где ты пишешь на английском языке, почему ты хочешь получить эту специальность. Должен доказать, почему именно тебя должны взять, и рассказываешь, что будешь делать после окончания программы.

– В гранте структура мотивационного письма не дается. Но я так писала: несколько абзацев о моем бэкграунде, то есть где я училась и что делала, почему хочу именно в этот университет и чем мне интересна данная программа, – вспоминает студентка. – Университет учитывает, не очень завышенные твои пожелания относительно того, что делать после окончания программы, возможно, ты задаешь такие цели, которых университет не может удовлетворить.

На грант Диана отправила заявку зимой, дедлайн был в апреле, в июле – интервью. С девушкой связались по Skype и сообщили, что она прошла во второй тур и ее ждет экзамен. – Формально это была собеседование с преподавателем из университета, знаний по дипломатии или международной грамотности не проверяли. Цель такого собеседования – убедиться, что то, что ты написал в мотивационном письме – правда и его не писал кто-то другой, – рассказала Диана. – Интервью длилось час, хотя скорее это была дружеская беседа, где я могла высказать свое мнение, и пыталась получать удовольствие, чтобы на человека произвести хорошее впечатление.

В конце студентке сказали, что нужно ждать примерно месяц, потому что есть еще и другие заявители. А в августе на сайте выставили документ, где были указаны номера тех, кто выиграли грант. И там был номер винничанки!

Обучение и условия в Будапеште

– Сейчас у нас в группе 37 студентов из разных стран – Азербайджана, Иордании, Южной Кореи, Сирии, Сербии, Монголии, России и других стран, – говорит Диана. – Грант покрывает 2 года обучения, это 4 семестра, каждый из которых стоит 2500 евро для стран – нечленов Евросоюза, также оформление визы, страхование, регистрация студенческого билета, проживание в общежитии и стипендия в 130 евро.

Девушка начинает свой второй год в Будапеште, говорит, что стипендии хватает на питание и культурную жизнь – раз в неделю сходить в галерею или музей. И еще вспоминает, что у нее было 5 предметов, которые она должна была сдать перед началом обучения, чтобы сравнятся в знаниях с теми, кто уже прошел международные отношения с бакалавриата.

– Если тебе нравится учиться, то ты найдешь время, хотя и по ночам приходилось что-то читать, – говорит она.

Когда винничанка приехала, то вскоре получила пластиковую карточку с номером. По этой карте она может пойти в больницу на месте своей регистрации к общему врачу (типа как у нас к семейному), а затем к какому-то специалисту. Это бесплатно. Если нужно что-то срочно, то можно заложить свои деньги, которые потом вернутся.

– Целый год я жила на окраине Будапешта, добираться до университета нужно было почти час на трех видах транспорта, это 20 минут на трамвае, потом на метро, а дальше автобусом, – рассказывает Диана. – Нас жило двое в комнате, есть общая кухня и общий туалет-ванная, в комнате хорошие условия для того, чтобы учиться. Но сейчас я переселяюсь в общежитие возле университета, благодаря тому, что у меня сданы на пятерки все экзамены.

Винничанка говорит, что в университете везде есть Wi Fi, в том числе в общежитии. Работает электронная система – веб-сайт, на который студенты заходят под своим паролем и могут регистрироваться на все предметы, видеть, сколько предметов осталось, когда преподаватель, например, заболеет и лекцию отменили или перенесли. Также свои баллы узнают там и регистрируются на экзамен. Преподаватель выделяет четыре даты экзаменов, студенты самостоятельно выбирают, когда им удобно сдавать их.

– Преподаватель по предмету «международные организации и институты» не читает сухие лекции, это может быть показ слайдов с ключевыми терминами. Пара длится всего один час, поэтому преподаватель акцентирует внимание на тех моментах, которые ты не найдешь в Интернете или книгах, или это показ видео, по которому мы можем подискутировать, – рассказала студентка. – Во время семинара преподаватель садится на место студентов, а мы показываем свою презентацию, преподаватель только дает свой фидбэк, также дается время, чтобы другие студенты могли отреагировать на то, что было сказано. Если, например, тема о второй мировой войне то девушка из Сербии рассказывает с точки зрения именно своей страны.

По словам Дианы, на экзаменах нужно не просто факты передавать по данным вопросам, но и обязательно выражать свое мнение. Преподаватель оценивает то, как ты можешь аргументировать свое видение. Баллы – от 100 до 0. От 90 до 100 – это excellent, то есть совершенно, и далее по убыванию.

– Экзамен можно пересдать с легкостью. Но надо, чтобы обязательно была веская причина и разрешение декана. Но, если ты пересдает и получаешь низкую оценку, то ставится та, которая ниже, – говорит девушка.

Диане нравится отношение венгров к истории. В Будапеште вся архитектурные строения в центре не могут быть выше здания Парламента, чтобы его было видно с Дуная и со стороны Буды. Сейчас венгры не столь развитые, но чувствуют, что когда-то они были огромной Австро-Венгерской империей, поэтому ощущение какой-то превосходства присутствует.

– Буду защищать свою дипломную, потом пойду на стажировку в международные или неправительственные организации, чтобы получить опыт. И решать, хотела бы продолжать, – говорит Диана. – Если я захочу делать что-то на локальном уровне в общественной деятельности в Виннице или Украине, то логичнее вернуться. Проводить какие-то инициативы лучше это для своих людей. А работать в сфере международного права лучше в странах Евросоюза. Но у меня еще год впереди, поэтому не загадываю.

Катерина Коваленко, «20 хвилин»

Эксклюзивное интервью с первым заместителем председателя Винницкой областной администрации о текущем состоянии дел в сельском хозяйстве, промышленности. Планы на новые дороги, объединении общества и когда исчезнут районные органы власти.

– Андрей Петрович, Винницкая область вошла в период сбора урожая, какие планы на этот год?

– Прогноз по погоде, на климатическом уровне, сложился очень положительно и поэтому у нас хорошие надежды по сбору урожая зерновых, особенно ранней группы. Впервые у нас урожайность озимого ячменя – 40 центнеров с гектара. Это средняя урожайность, и она выше чем та, которая была в прошлом году. Было достаточное количество осадков, достаточное количество солнечных дней, погода умеренная, и это дает такую уверенность, так как уже собранное зерно неплохого качества.

Еще рано какие-то прогнозы давать, но тем не менее мы видим даже площадь под ранней группой зерновых она больше чем была в прошлом году, почти на 30 тыс. гектар, поэтому мы прогнозируем 2,5 миллиона тонн ранней группы, так как в прошлом году было 2,1 млн. тонн.

Несколько уменьшились посевы под кукурузу, но учитывая природные факторы, большое количество дождей, которые были в мае, достаточно влажный июнь, кукуруза сейчас находится в очень хорошем состоянии.

Кроме того, такие природные условия положительно повлияли на подсолнечник и на рапс, поэтому можем прогнозировать что урожайность подсолнечника будет достаточно высокой и тех 700 тыс. Тонн, которые были в прошлом году так же будет в этом году 700 тыс. Тонн. будет намолочено по Винницкой области.

Конечно анализируем еще такую стратегическую культуру как сахарная свекла, ведь это не просто культура ради культуры, это культура, которая является во-первых очень рентабельной, во-вторых – она влечет за собой много задействованных рабочих мест и влечет за собой работу сахарных заводов. То есть там большой и мультипликативный эффект от сахарной свеклы и видим что он находится на очень хорошей стадии вегетации. Поэтому имеем очень такой позитивный прогноз и на сахарную свеклу.

– Вместе с растениеводством и сахароварением у нас в области была достаточно развита отрасль производства спирта. В этом году как будут работать спиртовые заводы? Тем более что зерна Винниччина достаточное количество выращивает и мелассы из сахарной свеклы, которая тоже используется для производства тоже будет достаточно.

– Спиртовая отрасль – это откровенно и самая большая проблема, которая есть в сельском хозяйстве Винницкой области. Я это говорю во всех интервью, на всех совещаниях, министру АПК неоднократно поднимал этот вопрос. Мы даже хотели провести большое расширенное совещание по работе спиртовой отрасли, но министр Тарас Кутовой, который уже ушел в отставку, так и не доехал в Винницкую область, и это совещание, к сожалению, так и не было проведено.

Винницкая область имеет наибольшее количество спиртовых заводов, из них 7 находится в стадии банкротства, и лишь 4 – более-менее стабильно работают. Хотя это даже трудно назвать стабильно трудом, но они время от времени запускаются под какой-то заказ спирта.

Вообще надо говорить о коренных изменениях в функционировании спиртовой отрасли, ведь сегодня столько пищевого спирта, сколько могут производить наши заводы, нам не нужно. Во-первых, изменились вкусовые предпочтения украинцев, многие употребляют алкоголя не в виде обычной водки. Во-вторых значительно уменьшилось количество людей, которые употребляют алкоголь. Очень много молодежи начали такую антиалкогольную компанию и сейчас можно встретить молодых людей значительно меньше употребляют, или вообще не употребляют алкоголь. Поэтому тех объемов пищевого спирта уже просто не нужно. К тому же те 11 спиртовых заводов в Винницкой области были рассчитаны на удовлетворение потребностей всего Советского Союза – до 1991 года они выпускали треть спирта всего СССР. Сейчас таких масштабов производства спирта просто не нужно.

Мы неоднократно поднимали вопрос, что спиртзаводы надо исключить с перечня запрещенных к приватизации предприятий, позволить изготавливать на них технические спирты, добавки к биоэтанол и т.д.

Это сегодня очень популярное направление во всех Европейских странах. На уровне законодательного поля во всех Европейских странах рассчитан ежегодно увеличение содержания этанола в бензине. Вообще до 2020 года Европейская конвенция предусматривает, что содержание биоэтанол – компонента спирта изготовленного из патоки или кукурузы, должно составлять в бензине не менее 30%.

– Но у нас тоже аналогичное законодательство, почему оно не выполняется?

– Потому что биоэтанол приравняли к обычному пищевого спирта, и по его продаже нужно заплатить огромные акцизы и получается что биоэтанол в два раза дороже, чем бензин, например пол-литровая бутылка водки это 70 гривен, литровая – это 140, из которых сейчас в литре спирта почти 70 гривен составляет акциз. Представьте себе что в литре биоэтанола так же будет 70 гривен акциза. Это сразу увеличивает цену топлива, и делает его конкурентоспособным.

Поэтому все эти процессы, все те планы, которые были, не реализуются. Хотя сегодня есть технологическая возможность их запустить на целом ряде заводов которые готовы для этого нужно небольшое реконструкцию провести. Есть даже инвесторы, которые готовы вкладывать в это средства и можно изготавливать обычный биоэтанол. Это во-первых.

Во-вторых, есть большая потребность в технических спиртах, имеется в виду для нужд парфюмерной промышленности, изготовления бытовой химия, автохимии и др. Фактически эту продукцию в Украине сейчас на 90% производят не совсем легально. Это либо импортное сырье, что удорожает себестоимость продукции, или это нелегальные поставки.

К сожалению стратегического видения, стратегического решения по спиртовым заводам все 25 лет независимости Украины и до сих пор нет.

Это – большая проблема, постоянно ее показываем, постоянно о ней информируем, ведь вопрос нужно принимать на уровне Верховной Рады Украины. Нужно принять изменения в законодательство и исключить спиртзаводы с перечня объектов, которые не подлежат приватизации.

– То есть помимо того что у нас спиртзаводы почти не работают, у нас еще и водочная отрасль приходит в упадок… Когда-то компания Nemiroff давала до 25% оплаты всех налогов в области. Как сейчас с этим обстоят дела?

– Компания Nemiroff работает достаточно ритмично, они по мощностям почти полностью загружены, но тот конфликт, который был между совладельцами 4 года назад, к сожалению, не пошел на пользу репутации компании.

Да, сегодня эта продукция представлена на полках магазинов, но сами понимаете что репутация бывает гораздо ценнее, чем маркетинговые действия.

Сегодня мы принимаем все меры, чтобы защитить каждого винницкого производителя, чтобы популяризировать винницкого производителя. И мы (Винницкая облгосадминистрация), и Винницкий городской совет проводим конкурсы, ярмарки. Почти каждый квартал у нас проходит акция «Покупай винницкое»… Сейчас ряд предпринимателей начали рекламировать себя, что я люблю винницкое, то есть мы заинтересованы в каждом винницком бренде, каждой винницкой продукции, производимой в пределах Винницкой области.

– Но в большинстве магазинов винницких продуктов почти не встретишь…

– У нас недавно прошла очень серьезное совещание с руководством сетевых супермаркетов по представлению на их полках винницкой продукции. Ведь 90% из них – это супермаркеты всеукраинского масштаба, и только две сети – это «Грош», «Корона» и «Украинские товары» имеют винницкое происхождение. Так вот мы посмотрели парадокс, что в целом ряде сетевых супермаркетов, которые не зарегистрированы в Винницкой области, винницкой продукции практически нет. Мы проанализировали мясной отдел, мы проанализировали отдел кисломолочной продукции, сыры, колбасные изделия, макаронные изделия, мы не увидели винницкой продукции. Ее можно встретить только в «Гроше», «Короне» и «Украинских товарах», то есть в торговой сети винницкого происхождения. Поэтому нами было поставлено торговым сетям жесткое требование, чтобы винницкий товаропроизводитель должен быть представлен во всех супермаркетах. Есть сегодня ответные реакция, мы видим, что после совещания супермаркеты начали общаться с местными производителями, на прилавках супермаркетов Винницкой области начала появляться винницкая колбаса, сыры и тому подобное.

Почему мы так об этом активно говорим? Потому что в каждом таком предприятии, не имеет значения мясокомбинат это, или молокозавод, работают жители, они получают заработную плату, которую тратят, покупая продукцию в супермаркетах. Если винницкий производитель не сможет реализовывать свою продукцию – предприятие закроется, люди пойдут на биржу труда, а когда они вместо зарплаты получают помощь в центре занятости, они перестают покупать в супермаркетах продукцию. Это такой психологический стресс, психологический фактор и соответственно прибыли сетевых супермаркетов так же падают. То есть теряют все – производители, работники и сами супермаркеты. Это совещание было закрытым (без участия общественности и прессы), чтобы мы могли откровенно поговорить об этих проблемах, и я уже вижу что ответная реакция есть, и мы продолжаем популяризировать именно винницкую продукцию.

– Когда-то винницкая экономика, особенно пищевая промышленность, которая была в большой степени ориентирована на Россию, перестроилась? За 3 года войны Россия фактически полностью закрыла границы для винницких продуктов, куда переориентировались винницкие производители?

– Давайте скажем, что экономическая война началась даже не 3 года назад, она началась еще лет 7-8 назад. Давайте вспомним, когда Россия первая перестала покупать, когда был запрет на экспорт водки из Украины и это был первый такой удар, потом был запрет мясной продукции, запрет молочной, твердых сыров.

То есть в принципе экономическую войну, экономическую блокаду Российская Федерация объявила Украине еще 7-8 лет назад. За этот период конечно было очень много нареканий, не только, кстати, из пищевой промышленности, но и это касалось всех и даже машиностроительной отрасли. Ведь такие предприятия как «Маяк», Барский машиностроительный завод 80% своей продукции отправляли на экспорт в Российскую Федерацию.

Поэтому последние 3 года стали таким периодом переориентации, и периодом тех, кто смог быстро переориентироваться на европейский рынок. Почему европейский рынок? Потому что сертификаты Европейского Союза сегодня признаются всеми странами Ближнего Востока, всеми странами бывшего Советского Союза. Поэтому неважно сколько ты продукции продал в Европейский Союз, но получив один раз сертификат ЕС, для тебя открываются огромные рынки и это поняли многие из винницких производителей.

– Есть ли какие примеры выхода наших производителей на новые рынки?

– Сегодня и «Люстдорф» и молокозавод компании «Рошен», Винницкий масложиркомбинат (ViOil) получили европейские сертификаты, и они могут свободно продавать в очень многие страны и они к этому реализуют свою продукцию в 54-57 стран мира. Кроме Европы, основной ориентир пошел на страны так называемого Арабского мира, потому что там очень много жителей, которые готовы платить за качественные продукты питания.

Будем считать просто арифметически, если в Китае 1,5 миллиарда человек, в Индии 1,2 млрд. человек, плюс Иран, Пакистан, Саудовская Аравия, Индонезия, таким образом набираем около 4 млрд. человек, которые потенциально готовы покупать наши продукты питания, с европейским качеством.

Сейчас даже яблочная продукция, из Винницкой области поставляется в 27 стран мира, поэтому первые шаги наших производителей были было ориентированы на страны бывшего Советского Союза. Как только Россия отказалась от продукции, производители начали ее экспортировать в Грузию, Казахстан, Беларусь, Молдову, ведь у нас с ними похожи таможенные правила, нет языковых барьеров и ментально они очень близки. Но сейчас винницкая промышленность понемногу начинает осваивать страны Ближнего Востока, Китая и Индии, а также европейский и американские рынки.

Например, та же компания «Маяк», как машиностроительное предприятие, начала поставлять свою продукцию в Польшу – котлы, обогревательные устройства, и тому подобное. Это свидетельствует о том, что качество продукции винницкого завода сегодня уже достаточно конкурентная, а цена является привлекательной для европейских потребителей.

Например, во время последней поездки в Польшу, нам показывали предприятия, которые так же выпускают твердотопливные котлы, как на и Барский машиностроительный завод. Я спросил для сравнения аналоги продукции, аналогичной мощности, то получилось, что барский котел, например, стоит там 500 долларов, а такого же мощности польский котел будет стоить 1200 долларов, то есть наша продукция оказалась в 2,5 раза дешевле. Поэтому украинские изделия уже есть популярные и также на европейских рынках.

– В начале июня в Украине заработал безвизовый режим с Европой. Как это событие отразится на нашей экономике? Есть ли какой-то приток сюда инвесторов? Не ощущается ли оттока квалифицированной рабочей силы за границу?

– По моему глубокому убеждению, влияние безвизового режима мы почувствуем в полной мере, где-то за 2-3 года. Пока в этом процессе будет преобладать инерция, и первый безвизовый авиарейс из Винницы в Польшу это доказал – только 3 пассажира с 57 были с биометрическими паспортами и воспользовались Безвизовые.

Мы сейчас отслеживаем по нашему винницком аэропорту, что пока незначитьельное количество людей пользуется безвизовым режимом. На каждый самолет лишь 5-6 пассажиров с биометрическими паспортами, ведь это больше туристическое, чем деловое направление.

Что касается оттока кадров, то он скорее носит парадоксальный характер. Ведь вообще трудно объяснить, почему например те же строители едут на заработки, получая там зарплату, сопоставимую с той, что готовы платить целый ряд винницких компаний.

Мы задавали вопрос о средней заработной плате которую они платят своим работникам, то в зависимости от выработки, человек, который кладет кирпич может получать 10 тыс. гривен в месяц, например сварщик может получать 15 тыс. гривен, и это абсолютно реальные показатели, реальные заработные платы.

Тогда как в Польше на строительстве наш украинский работник почасовую оплата труда в размере 7 злотых, и за месяц выходит тех же 10 тыс. гривен. При этом человек находится далеко от семьи, вдали от семьи, плюс надо нанимать жилье, к тому же добавляется морально-психологический фактор, ведь после таких долгих пребываний за границей, к сожалению, разрушаются семьи, люди теряют здоровье.

Хотя уже сейчас здесь в Винницкой области можно найти нормальную работу с приличной заработной платой, которая соответствует европейским нормам.

– А винницкие компании готовы трудоустроить всех работников, которые ездят за границу работать?

– Могут, и даже испытывают кадровый голод.

Мы посмотрели, что после бюджетной децентрализации только за прошлый год Винницкая область получила 175 млн. гривен из государственного фонд регионального развития, 140 млн. – пошли на развитие территориальных общин, 10 млн. – на развитие отдельных территорий, еще 24 млн. – на объединенные общины получили, плюс местные налоги. В целом за прошлый год более 1 миллиарда гривен в Винницкой области был в бюджетной сфере было направлено на капитальные расходы, это как раз сфера строительства.

Парадокс в том, что сейчас в целом ряде районов нет уже строительных организаций, и нет нормальных подрядчиков. Там тендер не могут провести – не хватает рабочих рук, которые реально что-то могли строить или ремонтировать, даже в самой Виннице, если спросить крупных застройщиков, они скажут что у них дефицит квалифицированных рабочих. Я не говорю уже о коммерческом строительстве, ведь строятся и предприятия и открываются новые заводы, поэтому тоже для строителей является сегодня большое количество заказов.

– Кстати, о строительстве новых предприятий. Что Винницкую область ждет в ближайшее время? Что появится в экономике?

– Если говорить об аграрной сфере, имеется в виду как раз строительство перерабатывающих комплексов, то в этом году мы прогнозируем строительство 2 элеваторов. Элеваторный бум заканчивается и сегодня уже суммарная емкость всех элеваторов в области позволяет хранить почти 2,8 млн. тонн зерна одномоментно, тогда как собираем всего около 5 млн. тонн.

После возведения еще двух элеваторов, элеваторный парк Винницкой области будет составлять 3 млн. тонн и это уже достаточное количество чтобы сохранить все зерно выращиваемое в Винницкой области и дождаться до нового урожая.

– А где они будут построены?

– Один в Тывровском районе на 50 тыс тонн, другой – в Калиновском районе 400 тысяч.

Кроме того, в области будет построено комбикормовый цех, кроме того уже строится и на завершающей стадии выставочный павильон с сервисным центром мирового производителя сельхозтехники John Deere.

Почему я на этом так акцентирую внимание? Потому что Винницкая область ежегодно покупает до 300 единиц сельскохозяйственной техники. Сейчас парк аграриев Винницкой области насчитывает уже около 2 тысяч комбайнов, которые приступили к сбору урожая, поэтому возникла необходимость сервисной станции, в ремонтной базе и вообще в сети по продаже такой техники.

Когда такие мультинациональные компании пошли в регион, это является сигналом, что здесь имеется достаточное количество техники, достаточное количество аграриев, которые готовы эту технику покупать, обслуживать и э люди которые имеют достаточную квалификацию для такого обслуживания.

Это уже не просто взять гаечный ключ и открутить какой-то болт или снять колесо. Новые комбайны – это техника, которая иногда по сложности своих комплектующих не уступает Mercedes, имеет управление связано со спутником, систему навигации, это целая мини-лаборатория, которая одновременно анализирует поле, передает сигналы в офис компании, это как целый мини-космичний корабль в комбайне.

– А в промышленности что стоит ожидать?

– Если говорить о промышленности, то сейчас в активной фазе строительство нового завода UBC group, и мы ожидаем, что где-то на ноябрь месяц запустится первая очередь этого предприятия. Активно развивается и компания Barlinek, которая расширяет свои мощности в Виннице и создает дополнительно 300 рабочих мест. Они уже завезли новое оборудование, приступили сейчас к его монтажу. Фактически до конца года на 50% будет увеличена мощность компании Барлинек.

Кроме того, на завершающей стадии все переговоры с двумя новыми крупными инвесторами – это компания Fujukura и компания Delphi, это компании, специализирующиеся на выпуске кабельной продукции для автомобильной промышленности. Они не являются конкурентами, каждая работает под конкретный автомобильный завод, конкретный автомобильный проект. Но открывая производство в Винницкой, они создают большое количество рабочих мест. Это квалифицированные работники, то есть не надо какой-то специализированного образования, и как раз заработная плата на этих предприятиях, которая сегодня декларируется инвесторами – от 7000 гривен, она позволит задействовать всех тех, кто хочет поехать на заработок за границу.

– Но это не высококвалифицированный труд, не станет ли это минусом для нашей экономики?

– Речь идет о том, что здесь в основном будут привлекаться те, кто закончил профтехучилище и имеют рабочие профессии. Это тоже нормальные люди, этим людям тоже себя надо найти, а не просто идти на базар или супермаркет или разгружать вагоны.

Поэтому мы сегодня заинтересованы в том, что все кто закончил учреждения профтехобразования, кто закончил техникумы, чтобы они смогли для себя найти рабочее место и первые куда сегодня пошли – это новые производства Fujukura и Delphi, а также UBC group …

– Появление этих производств в Винницкой скажется на общем уровне заработной платы, так как обычно наша область не является лидером по этому показателю?

– Мы прогнозируем рост уровня заработной платы в Винницкой области. И не только благодаря новым предприятиям.

За последние 5 лет Винницкая область поднялась по уровню заработной платы, ведь всегда уровень зарплаты в аграрном бизнесе тянул область вниз. Сегодня заработная плата, что в аграрном бизнесе, что в промышленности выровнялась. Когда поднялась заработная плата в сельском хозяйстве, это сразу отразилось на показателях Винницкой области, которая сейчас занимает где-то 15-16 позицию в Украине по уровню заработной платы, хотя еще в 2016 году это была 24 позиция.

Приход новых инвесторов приведет к дальнейшему поднятию уровня заработной платы и в принципе это очень позитивный фактор для жителей, для жителей Винницкой области,

Если сейчас, в среднем в промышленности в Винницкой области зарплата составляет 6 тыс. гривен в месяц, то мы ожидаем, что за полгода она возрастет до 7 тыс. гривен. Это будет стимулировать других работодателей поднимать оплату труда до уровня инвесторов.

Плюс мы прогнозируем, что это действительно уменьшит отток кадров за рубеж, сегодня те компании, которые в городе Виннице декларируют свое производство, они уже начинают собеседования с безработными, не только самого города Винницы, они уже готовы оплачивать довез своих работников из Калиновского, Липовецкого, Тывровского районов.

– Относительно транспорта. Недавно в Кабмине заявили, что через Винницу пройдет новая международная трасса, которая соединит западную границу с портами Одессы, Николаева. Когда жители увидят новую дорогу? Или это будет масштабный ремонт существующей дороги?

– Она будет пролегать по существующей дороге, маршрут которой проходит через Львов, Кропивницкий, Знаменку, с выходом далее на Одесскую трассу. Но современные реалии показывают, что существующая автотрасса не просто технически устарела, и надо ее расширять. Поэтому в некоторых местах будет перенос, где не возможно сразу расширить, будет строиться параллельно дорога, на которой будут курсировать как минимум по 2 автомобиля в обоих направлениях.

Эти грандиозные планы касаются 2018-2020 годов. То есть следующий год это будет год проектирования и выбора трассы, так как на эти работы нужно очень много средств потратить. Вы же понимаете, что на сегодняшний день земля вся паи и достаточно часто будет такое, что когда нужно будет прокладывать трассу где-то параллельно, можно попасть на те земельные участки, у которых частные владельцы, где надо с владельцем согласовывать, или им компенсировать потери.

Сегодня у нас пока нет законодательства об изъятии земельных участков для общественных нужд, то есть необходимо согласие дольщиков, получивших частную собственность, и эти земельные участки государство будет у них выкупать, или же предлагать им замену земельных участков на добровольно-договорных началах.

– Андрей Петрович, недавно был представлен новый модернизированный план децентрализации по Винницкой области, который весьма существенно отличается от утвержденного больше года назад. Почему Винницкая область не является лидером в вопросе децентрализации?

– Это связано с тем, что Винницкая область исторически была самой густонаселенной, если открыть и посмотреть статистические данные 100-150 лет назад наиболее количество населенных пунктов были именно в Винницкой области, и так это исторически сохранилось до сегодняшнего дня.

До начала процесса добровольного объединения 2,5 года назад в Винницкой области было 702 территориальные общины – это самое большое количество в Украине. Если, например, в Днепропетровской области, которая имеет 3 млн. жителей, было 400 общин, Львовская область, где тоже население почти в два раза больше Винницкой – 370 общин, у нас 702. То есть фактически нужно было проводить переговоры с два раза большим количеством депутатского корпуса, сельских голов и тому подобное. Решение об объединении должно добровольно принять сессия сельского совета, горисполкомы и т.д, местные жители должны это поддержать.

К тому же жизненный уклад в Винницкой области еще 150 лет назад он был более хуторской, есть поселения хуторского типа, где жила одна-две семьи, эти семьи обрабатывали земли вокруг своего хутора и торговали хозяйственной продукцией. Этот хуторской уклад влечет за собой то, что люди остаются такими единоличниками и не хотят ни с кем объединяться.

– Но в Западной Украине процессом объединения охвачено уже более половины населенных пунктов. И эти общины уже получили по 200-300 млн. гривен дополнительных поступлений в свое развитие. Почему у нас не так?

– В той же Западной Украине населенные пункты вытянуты вдоль одной дороги, как правило, одна и две улицы в селе, но это длинные улицы и они уже были объединены, хоть не юридически, а ментально, работой. Юридически им просто нужно было дождаться этого процесса добровольного объединения.

Приезжая в Западную Украину можно часто увидеть тот факт, что 5-6 населенных пунктов идут знак в знак, один знак – что населенный пункт закончился и сразу знак – что населенный пункт начался просто вдоль одной дороги, особенно в горной местности.

– У нас тоже такое есть…

– У нас таких общин немного. Это обычно села у райцентров, возле Винницы, а все остальные разбросаны небольшими такими населенными пунктами.

У нас были сельские советы, где в процесс добровольного объединения было 200 жителей, но это была целая сельсовет. И этим сельским советам нужно было содержать и свою инфраструктуру, заработать средства на содержание сельского головы, землеустроителя, бухгалтера, секретаря сельского совета плюс надо содержать детский сад, амбулаторию небольшую, это все соответствующие расходы.

– В селе на 200 человек это невозможно…

– Абсолютно невозможно. У них нет того объема сельскохозяйственной земли, я не говорю уже о каком-то производстве, даже такие отделения, как отделение Укрпочты закрывались, потому что это было убыточное отделение. У них магазины осуществляли торговлю только по графику, приезжали туда 2 раза в неделю, привозили самые необходимые продукты питания, и все это из-за такого исторического аспекта.

Второй аспект, который замедляет объединение общин – это большое желание политизировать этот процесс. Ведь некоторые политические силы из-за процесса добровольного объединения начали терять контроль, но самое парадоксальное, что эти политические силы при этом шли на выборы всегда в объединенных общинах. Мы всегда видели от них и кандидатов в депутаты, и кандидатов на городских или на сельских голов они всегда выставляли, хотя говорили что нет, мы против, не надо объединиться. В процессе выборов они начали всех дезинформировать, пугать, рассказывать о том, что от децентрализации вам только станет хуже, что у вас тут все позакрывают, что во все ликвидируют и так далее.

Я даже слышал такие парадоксальные мифы что у вас налоги вырастут, когда вы объединитесь, вы будете больше платить за электроэнергию. Такие вообще сказочные сравнения, которые никоим документам не предусмотрены, обосновать здравым смыслом это невозможно, почему так получилось, что кто-то будет менять налоги? В стране нет налогов различных для сельского или городского населения, особенно для объединенных общин где никто не собирается поднимать эти налоги.

– Почему винничан не привлекает получения дополнительных субвенций, которые уже получают другие объединены общины, и уже вкладывают в собственную инфраструктуру?

– Понимаете, о деньгах, это может понимать сельский голова, или 5-6 депутатов сельского совета, потому что они в этот процесс активно вовлечены. Большинство не понимает, что эти средства идут на развитие их объектов инфраструктуры, таких, как амбулатория, дом культуры, школа, детский сад. Для рядового жителя не понятно, что такое налоги, что у них здесь увеличится поступления налогов, большее количество денег будет оставаться здесь на месте.

Поэтому мы чувствуем такое определенную информационную недоработку, постоянно об этом говорим, я наверное еженедельно ду на какие-то встречи, на какие совещания, собеседования, я не отказываюсь от пресс-конференций по данной тематике, потому что здесь надо просто прийти к каждому и рассказать о преимуществах объединений.

Очень простые примеры, я помню, когда приезжают сельские головы и плача говорят, что нам надо заменить крышу, или заменить окна, или утеплить стены. И так все было централизованно до 2013 года, когда нужно было заменить несколько окон надо было принимать целое постановление Кабинета министров и решать эти вопросы на уровне министерств, ехать в Киев.

Это мне напоминает период царя-батюшки, когда ехали в столицу, к царю-батюшке, и он со своей барского плеча выделял 20-50 тысяч гривен на замену окон в каком-нибудь отдаленном селе. Он даже мог не знать где то село находится, в каком состоянии там те окна или и крыша, это была такая глобальная централизация, когда нужно было быть монстром и контролировать каждое окно, каждую дверь.

Сегодня главная идея децентрализации – это передать и финансовые ресурсы и передать полномочия. Мы видели, как некоторые общины, имея неплохие поступления в свой бюджет, потому что там есть крупное предприятие, там есть сельскохозяйственные производители, которые платят нормальный налог, а официально не могли потратить средства на школу. Потому что они не имеют права, так как это не собственность сельского совета, это собственность районного совета.

Возникает вопрос, простой житель, который водит своего ребенка в школу для него не понятно такое хитросплетение власти или коридоры власти, он приходит к сельскому председателю и говорит что мой ребенок ходит в школу почему у нее там плохое окно или плохая парта, холодно в помещении и сельский голова, не может объяснить что это не его полномочия, а полномочия районного уровня.

На самом деле идея в том, что власть на месте должна и отвечать за эти объекты, и контролировать эти объекты, и иметь на это финансовые ресурсы. Поэтому передаются и полномочия и ответственность и это не только в образовании, это также касается здравоохранения, и дорог, и многого другого.

– Процесс децентрализации идет по такому пути, что районные администрации, районные советы фактически перестают быть нужны. Не дойдем ли мы до того, что они исчезнут с карты Винницкой области?

– Никогда не дойдем. Это еще один такой миф. Почему, потому что если мы говорим об образовании, здравоохранении – то эти функции передаются на базовый уровень, на уровень объединенной территориальной общины. Но есть понятие административных услуг, которые должны предоставлять органы государственной власти, это должна быть информация с защищенным доступом информации, информация с ограниченным доступом.

Что имеется в ввиду под административной услугой: регистрация или расторжения брака, выдача паспорта, субсидии, выдача водительских прав, то есть масса тех документов, которыми человек в ходе своей жизнедеятельности оформляет получает, государственный акт на землю, наследство, это все есть функция государства, как гаранта безопасности, безопасности для человека, что это не будет где-то незаконно изменено, использовано в других целях. Государство гарантирует эту безопасность, но для этого нужны и защищенные каналы и базы данных, которые даже не в городе Виннице находятся, не в Винницкой области. И районные администрации будут выступать такими поставщиками услуг – фактически они превратятся в так называемые «прозрачные офисы».

Во-вторых, речь идет об обеспечении существования государства и целостности государства, это функция полиции, функция безопасности, в том числе и военной безопасности, и функция контроля с органами местного самоуправления. Мы же не можем быть уверенными во всех людях, кто-то не будет злоупотреблять властью, которую им предоставят в объединенной территориальной общине.

Сегодня польская модель показывает, что есть решения, которые принимаются на уровне органов местного самоуправления, на уровне территориальной общины, на уровне районного совета, областного совета. А есть те, кто контролирует, чтобы эти решения не противоречили законодательству, Конституции Украины, ведь мы можем дойти до определенного абсурда, когда например какая районный совет может решить что они хотят отсоединиться от Украины … И мы уже слышим о таких идеях, у нас в Украине есть города, принимающие обращения к президенту США Дональду Трампу, и тому подобное.

Поэтому должно быть орган, который анализирует все решения, которые принимаются на сессиях, на исполкомах, и имеет право накладывать вето на незаконные или глупые решения, нарушающие законодательство Украины, или нарушающие целостность Украины.

Интернет-сайт «Миротворец» — открытый в 2014 году украинский интернет-сайт, созданный по инициативе депутата ВРУ и советника главы МВД  Антона Геращенко, позицирующий себя как «интернет-представительство Центра исследований преступлений против основ национальной безопасности Украины, мира, безопасности граждан».

 Изначально информация для сайта о «7500 террористах, сепаратистах и их сообщниках» собиралась группой волонтёров «Народный тыл» под руководством Георгия Туки. По данным на 9 января 2015 года, сайт содержал уже более 9000 записей.

Советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко (который, по данным интернет-издания Росбалт, и выступил инициатором создания ресурса заявлял, что сайт используют МВД, СБУ, разведка и пограничная служба для сбора информации по открытию уголовных дел и получения решения суда о задержании и аресте пророссийски настроенных противников нынешней власти на территории Украины, а также сторонников и членов ДНР и ЛНР и попросил «сознательных граждан» сообщать данные о «террористах» на почту сайта. Данные из реестра рекомендуют использовать при проверках на блокпостах зоны т. н. антитеррористической операции. По словам Геращенко, данные собираются также из открытых источников.

Первым в “чистилище” сайта попал беглый преступник, мэр молдавского побратима Винницы, города Бельцы и председатель молдавской “Нашей партии” Ренато Усатый.

Пока причиной для включения стало – Сознательное нарушение госграницы Украины.
В апреле 2016 г. Усатый въезжал в Крым через закрытые пункты пропуска. Поддерживает тесные отношения с оккупационными властями Крыма. Примар города Бэлць, имеет российское гражданство.
Дата рождения: 04.11.1978. Место рождения: г. Фалешть.

Однако, как нам стало известно, то сейчас рассматриваются и масса дополнительных документов, для расширения оснований по преследованию Усатого и его ближайших соратников.

Напомним месяцем ранее Винницкие журналисты потролили Аксенова в его родном городе Бельцы, в котором много лет возглавлял Русскую общину его отец, работающий депутатом Симферопольского городского совета.

Туристический потенциал Винницы создают различные объекты, в том числе и частные. Владелец, пожалуй, самого оригинального заведения с местным колоритом – музея-кофейни «Панъ Заваркин и сын» Александр Абрамчук считает, что для развития города в этом направлении необходимы желание и симбиоз усилий власти и бизнеса. К сожалению, нет ни того, ни другого…

– Александр Николаевич, Вы известны винничанам как владелец первого в городе музея-кафе в стиле начала ХХ века. Любая идея имеет предысторию. Расскажите о том, как журналист превратился в негоцианта?

– История длинная… Начну с того, что никогда в жизни я не занимался тем, что мне не нравится. Вероятно, подфартило, что все так складывалось, но на всех этапах жизни мне было в кайф работать, поэтому всегда получал удовольствие от того, что делаю.

Чтобы не нарушать формат, расскажу о себе. Я из семьи военного. Отец – потомственный сибиряк в третьем поколении, хотя в период столыпинской реформы его предки переселились из Черниговской губернии. Мать – из Белоруссии. В 1967 году, когда отец уволился из армии, ему, как хорошему связисту, предложили работу в  ДОСААФ и «первом отделе». Он отказался и пошел учеником обмотчика электродвигателя на ПО «Терминал». Выбор оказался весьма удачным. Профессия была довольно калымной, поскольку профессионалов в этой сфере было мало, а спрос огромен. Он и меня воспитывал так: вырос – сам выбирай свой путь.

После окончания в 1973 году 30-й школы несколько месяцев отработал техником связи в милиции, и меня призвали в армию. Конечно, у отца были знакомые в военкомате, но он считал, что служить я должен там, куда пошлют. Так я оказался в Ракетных войсках стратегического назначения. Меня обучили на телеграфиста, и отправили в полк, размещенный в Славуте. Это в 200 километрах от Винницы… Часть находилась в лесу. Полтора года мы там сидели без увольнительных, как заложники.

В учебке я подружился с парнем из Питера. В принципе, мы были антагонистами. Я вырос в интеллигентной семье, его родители были алкоголиками, да и он смахивал на гопника. В период между конфликтами мы сошлись на теме музыки, оба увлекались роком. После демобилизации друг предложил поехать к нему в Питер поступать на подготовительное отделение. Идея понравилась. В университете им. Жданова я подал документы на факультет страноведения по специальности «История Китая».

Стал готовиться, жил у друга. При выборе Питера я не учел того, что 70% нашего призыва были местными… Последующие месяцы каждый вечер мы ездили к кому-то из них в гости. В магазинах тогда популярны были бальзам «Абу Симбел» и кубинский ром. Стоили недорого.

– Так можно и о будущей учебе забыть…

– Однажды, проснувшись в очередной раз с ужасной головной болью, я решил, что пора собирать чемоданы. Написал записку другу, извинился и купил билет до Винницы. Вернувшись домой зимой, я устроился на «Терминал». Размышляя, как лучше мужику подняться по карьерной лестнице, для себя в голове я нарисовал некий план.

Он заключался в следующем. На фоне женщин мужчина всегда выигрывает, поэтому решил поступать в Винницкий пединститут на филфак. Затем должны были быть аспирантура, защита диссертации, назначение завкафедрой русского языка, квартира и зарплата в 380 рублей, а также участие в комиссии на всех вступительных экзаменах. К тебе же все пойдут как к уважаемому человеку…

Поначалу план реализовывался идеально. Учиться в институте было интересно еще и потому, что у нас был экспериментальный курс. Винницкий пединститут всегда позиционировался как вуз для «колхозников». Горожанам поступить было крайне тяжело. Вдруг впервые решили набрать не по прописке, а по справедливости, и большинство были винничанами. Позже декан пожалел об этом, но было поздно… Наш курс вошел в анналы истории, как самый крутой. Мои сокурсники стали известными в Украине артистами и сценаристами. Тогда мы организовывали дискотеки и конкурсы, кардинально изменив некогда тихую и размеренную жизнь института.

– Это не повлияло на распределение?

– Меня направили работать в городскую милицию. Увидев мои длинные волосы и белые джинсы, полковник-кадровик едва не потерял дар речи. Как оказалось, место готовили под конкретного выпускника истфака, но по ошибке вакансию передали на филфак и послали меня… Чтобы избавиться от «не того», мне стали предлагать работу в селе. Понятно, что отказался. Жена была беременной, и в мои планы вовсе не входила милицейская служба. Я придумал, как выйти из ситуации – не прошел медкомиссию. Кадровик в милиции прыгал от счастья.

К тому времени я договорился о работе на подготовительном факультете Винницкого мединститута. Вуз считался очень крутым. Правда, там я сразу поругался с «тетушками». Женщины-преподаватели подкармливали иностранцев супчиками, и те относились к ним, как к нянькам. У меня же была группа строгого режима без неформальных отношений.

На этой работе реализовать свой первоначальный план было нереально. Вскоре меня переманили в пединститут, пообещав поступление на аспирантуру. Тогда как раз в Виннице училось много студентов из Казахстана, и появились два лингафонных класса. Техника на то время была ужасно дорогая. Как куратор этих кабинетов я должен был быть материально-ответственным за их сохранность. Понимая, что классы используют и как обычные аудитории, а значит, оборудование быстро разломают, я предложил отдать мне ключи.

Мне отказали, а потом, как конфликтного, перевели на другую кафедру. Через год работы я выбил двухлетнюю стажировку в Киеве, где фактически и написал диссертацию о специфике просторечной лексики в советскую эпоху.

– В итоге многострадальная защита не состоялась?

– Мой руководитель посоветовал вернуться в Винницу и попросить двухмесячное направление якобы для повышения квалификации. За это время успел бы защититься. Я пришел к ректору Никифору Шунде, но он отказал. Мол, стажировка не предусматривает написание научных работ. Через несколько месяцев мне посоветовали снова сходить к ректору, чтобы подписать направление на аспирантуру. Опять отказ.

На сей раз он пояснил, что я не могу положительно влиять на студентов, поскольку ношу бороду. Я вспомнил, что и Карл Маркс был с бородой… Он подписал направление, но без стипендии. По сути, отказал. Дело было накануне 8 Марта, я решил побриться. На следующий день переписал заявление и Шунда его с ходу подписал, причем, на три года.

В Киеве я откровенно скучал. Мой старший брат к тому времени, отслужив в правоохранительных органах в Архангельске, уволился и открыл кооператив. Поскольку он собрался баллотироваться в мэры, то хотел, чтобы я формально подменил его на фирме.

Выборы отменили, мэра назначили, а мы с братом из-за разных взглядов на бизнес не поладили. Тогда я понял, что с родственниками бизнес вести нельзя. Когда вернулся в Винницу, Украина была уже независимым государством, мой план относительно русского языка и перспектив стал бредовой идеей, платили в институте копейки, и защищаться не было смысла.

Я устроился в социальную службу для молодежи. Так встали звезды, что мне предложили сделать молодежную программу на телеканале «Иштар». Получилось. Потом тогдашний мэр Д. Дворкис решил создать коммунальное агентство «ВИТА», и меня позвали туда замдиректора. Обещали сразу много, а в итоге дали лишь помещение бывшего хранилища краеведческого музея в полуподвале на ул. Эдельштейна. Мы еще своими руками убирали черепа и кости, которые после раскопок хранились неизвестно сколько лет.

Эти экспонаты мы сложили в кучу. Рядом вместо столов и стульев поставили яблочные ящики, а в костеле одолжили полупрофессиональный видеомагнитофон Grunding. Первую мебель нам выделили благодаря случаю. Однажды на эфир в дорогих колготках пришли две женщины – заместители мэра. Как и других, их посадили на яблочные ящики. Когда дамы встали, колготы пришли в негодность. Потом для нас нашли спаренные стулья из какого-то актового зала…

Чтобы заработать денег, мы связались с Польским радио, предложили транслировать их передачи, и они нам платили. Параллельно с этим еще и сделали свою газету. За два месяца благодаря тому, что газета печатала все программы телеканалов, она обогнала всех по тиражу.

Через два года из-за разногласий с директором относительно невыплат зарплат коллективу я ушел. Тогда решил создать единственное в Украине радио для нацменьшинств. Его финансировали польские партнеры. Закрылся этот проект из-за смены руководства ВДТ. Новый директор сказала, что не даст «ополячивать» украинцев.

Поскольку я уже втянулся в эту деятельность, то не отказался, когда пригласили на «Иштар» редактором газеты. Формат был довольно интересным – помесь жесткой трешевой желтизны с телевизионной программой. Мы придумывали всякую чушь, и читатели верили. Тираж доходил до 60 тысяч. Распространялась газета даже в Бердичеве.

На то время «Иштар» был, наверное, самой крутой телекомпанией. Он транслировал фильмы, которые еще в прокате не были. Благодаря тому, что учредители занимались продажей видеокассет, пиратствовали по полной программе. Помню, как в Варшаве рекламировали, что через два месяца состоится мировая премьера «Стриптиза» с Деми Мур, я удивился – мы-то месяц назад фильм показывали.

– Говорят, что история с закрытием «Иштара» связана с очень серьезными политиками украинского масштаба. Что они не поделили?

– К моему последнему пришествию на «Иштар» причастен Дмитрий Дворкис. Будучи губернатором, он позвонил и позвал на встречу в офис телекомпании. Дмитрий Владимирович, не обсуждая со мной детали, представил своей свите меня, как нового директора. На то время у «Иштара» были колоссальные долги. Поскольку пообещали финансирование, я пригласил лучших телевизионщиков города. Потом было покушение на Дворкиса, он ушел из власти, и об обещанных деньгах можно было забыть.

О том, что я ищу инвестора, знали все. «Иштар» на то время был одним из крупнейших региональных каналов в Украине. Это помогло. Как-то меня пригласили в Киев и познакомили с Анатолием Лукьянчиковым, племянником Петра Симоненко… Передо мной, как в кино, открыли дипломат с пачками долларов.

Коммунисты тогда купили контрольные пакеты двух медиа-ресурсов – кроме нашего, еще в Хмельницком. И не скупились на расходы. Нам приобрели самое лучшее оборудование. «Иштар» первым в Украине запустил систему интерактивного голосования. Мы первыми в Виннице вышли в прямом эфире с новостями. То есть, все делали по-взрослому.

Перед очередными выборами на меня вышли люди Петра Порошенко и сказали, что заинтересованы в покупке части акций. Остальные учредители были не против. Петр Алексеевич купил два мощных компьютера и сразу прислал смотрящего.

В 2000 году у «Иштара» закончилась лицензия на вещание. По закону, как правообладателю частоты, нам только нужно было в срок подать заявку на продление. Тогда президент Кучма не назначил представителей и состав Нацсовета остался неполным, но все телекомпании продолжали работать.

В это время в офисе Порошенко «пайщики» обсуждали эту ситуацию. Петр Алексеевич заверил, что как нардеп, все решит. Дальнейшие события развивались по фантастическому сценарию. У «Иштара» нашли какие-то абсурдные нарушения, и Нацсовет наш 40-й канал передал компании «ТЕТ», которая ассоциировалась с Суркисом и Медведчуком.

Как оказалось, Суркис и Медведчук узнали, что к «Иштару» имеет отношение Петр Алексеевич. Они были очень обижены на Порошенко, который нехорошо поступил, когда вышел из СДПУ(о). Отобрав лицензию у «Иштара», они отомстили… Почему он не подсуетился? Не знаю. Да, он организовывал акции протеста со студентами, но они были бессмысленными.

Больше всех проиграли коммунисты, вложившие в телекомпанию почти миллион долларов. Что такое телекомпания без лицензии? Это груда металла и группа идиотов. Долю Порошенко тогда выкупил Владимир Продивус. С этого времени начался новый этап «Иштара». Судились за лицензию мы два года. Потом, судя по всему, Продивус договорился с Медведчуком, что заберет иск и арендует время на 40 канале.

Когда Продивус не прошел на выборах в Раду, я понял, что пора заканчивать работать «на дядю» и нужно заниматься своим делом. Так я реализовал проект по созданию генерального представительства Польского радио в Украине. Через год мы вещали на украинском и польском языках в 24 областях, включая Крым и Донбасс. Спустя 7 лет в Польше на руководящих постах оказались люди, которые решили прикрыть проект.

– В помещении музея-кафе ранее располагался офис Польского радио. Почему Вы решили круто изменить направление?

– Мой друг присмотрел помещение под антикварный магазин, но он не нуждался в столь большой площади, поэтому одолжил мне денег, чтобы вместе выкупить. Став собственником, я выяснил, что раньше здание было доходным домом. В 1898 году его построили два предприимчивых еврея. Они тонко уловили потребность рынка. В то время в Винницу хлынул поток людей, а жить было негде. Когда корову на рынке продавали за 8 рублей, номер в гостинице на сутки стоил 2 рубля. Узнал я и о том, что в доме был какой-то магазинчик.

Выяснить детали помог случай. Через три месяца сюда пришли мужчина и женщина, которые из Чикаго ехали к друзьям в Одессу. Гость представился правнуком бывшего владельца этого магазина. В его семье знали массу деталей того периода. Мы беседовали пять часов. Когда они ушли, я понял, что нельзя упускать возможность реанимировать старинный магазинчик «пана Заваркина и сына», который существовал с 1900-го по 1918 год. Наверное, получилось. Посетители стали говорить, что ничего подобного раньше не видели и предложили сделать еще и маленькую кофейню, чтобы лучше ощутить атмосферу начала ХХ века.

Через полгода после открытия магазина, которому в 2017 году исполнилось 5 лет, пришлось сделать историческую реконструкцию гостиной богатого мещанина того периода. Думали над названием, и получилась «гостиная счастливого времени»… Для России тот период был рассветом. Если бы не первая мировая война, государство имело бы шикарные перспективы.

– Вы собрали оригинальную коллекцию раритетных вещей. Какие экспонаты лично Вы считаете наиболее ценными? И сколько их всего?

– Никто не считал. Только часов около тридцати. Экспозиция постоянно меняется и обновляется. Некоторые вещи очень редкие – начиная от самоваров до керосиновых ламп, шарманки и граммофона. Имеется даже мерная кружка для разлива водки. Ее дно сделано так, чтобы не доливать 7 граммов. Кредо заведения – все экспонаты находятся в рабочем состоянии. Любой самовар можно брать с полки и заваривать чай.

– Вы особо гордитесь коллекцией часов?..

– Каждый экземпляр – произведение искусства. Нет подделок. Все часы в рабочем состоянии и имеют свою историю. О них можно говорить сутками. Есть часы, которые можно найти еще только в лондонском музее. Только там они стоят, а у нас идут. Также покажу часы-календарь. Их купили на аукционе в Москве. Когда-то они принадлежали семье Софьи Соколовской по кличке «Железная Сонька». Она была первым мэром Одессы при большевиках в 1918 году. Именно Соколовская хотела расстрелять Мишку Япончика за то, что тот «ломанул» большевистскую казну. Ее отец был известным в Одессе адвокатом и небедным человеком. В свое время в Германии таких часов выпустили около 500 штук. В первую мировую войну фабрика сгорела.

– Почему решили сделать музей-туалет?

– Раньше он был отделан современной дорогой испанской плиткой. Посетители отмечали, что она не гармонирует с обстановкой. Пришлось поработать над интерьером и оборудовать туалет оригинальной старинной сантехникой и часами, на которых время идет в обратную сторону.

– Почему так? Людей это не пугает?

– В тибетской философии считается, что время, проведенное в туалете, идет в обратную сторону. Кто заходит в первый раз, сначала удивляется, но всем нравится… Кстати, наше заведение входит в ТОП-5 рекомендуемых для посещения туристами мест в городе. Лучшим комплиментом считают оценку Андрея Садового. Два года назад он побывал у нас и признался, что во Львове такого нет.

– Руководители Винницы захаживают к Вам?

– Гройсман не был. А Сергей Моргунов со «свитой» недавно заходил в гости. Два часа они пробыли. Спрашивали, чем помочь?.. Я предложил поставить указатель на Соборной, чтобы туристы знали, куда идти. В отличие от соседних областных центров Винница имеет свое лицо. Еще сохранились элементы старины. В этом доме уникальная арка с лепниной и нишами для скульптур. Подобной в Виннице нет. Если ее отреставрировать, будет что показать туристам. Пока она валится. Я бы отремонтировал арку, но она не моя.

– Сочетание кофейни и антиквариата призвано приносить прибыль. Вы принципиально не расширяете помещение музея-кафе?

– Заведение не убыточное. Сегодня оно не приносит той прибыли, что раньше. Столик у нас лучше заказывать заблаговременно. Но если расширяться, то утратится неповторимый колорит. Получится не гостиная, а столовая. Услуги должно немножко не хватать…

– Композиция у входа в кафе… Скульптура старого еврея с сосисками, напоминающая то ли Карла Маркса, то ли Игоря Коломойского, отождествляет жителя местной Иерусалимки столетней давности. К сожалению, винницкий бизнес не спешит поддерживать традицию и устанавливать подобные арт-объекты, которые отличали бы заведения. Как считаете, почему?

– Я считаю, что Винница вполне самодостаточна, чтобы не обезьянничать, подражать Львову и заимствовать названия его заведений. У нас можно насытить город объектами с местным колоритом. Памятник стал воплощением духа винницкого еврейства, которое я сохранил в памяти с детства.

В начале ХХ века в Виннице преобладало еврейское население. Сейчас это утрачено. Я хотел на памятнике написать: «Так ніколи вже не буде. Не те місто, не ті люди». Меня отговорили. Мол, не все правильно поймут. Поверьте, мне тоже было куда потратить три тысячи долларов. Но решил реализовать замысел.

Образ еврея собирательный, а кот Шлёма реальный. По легендам, он мастерски воровал мясо и колбасу из домов евреев. По одной версии, кот был бездомным, а по другой – часть добытого Шлёма приносил хозяину. Когда кот умер, хоронила его вся Иерусалимка. По слухам, его прах покоится за оградкой кладбища на Глеба Успенского.

– И все же львовские кнайпы давно превратились в «визитную карточку». В Виннице много говорят о развитии туризма, но само развитие хоть и идет, но не бросается в глаза. Предпринимателям не интересен формат оригинальных заведений?

– Около 60% предпринимателей заработали деньги не совсем честным путем. Так вот, им присущи две черты – жадность и жлобство, то есть они предпочитают просто так ничего не делать. Думаю, если при мэрии функционировал бы совет из людей, разбирающихся в культуре и истории, то возле костела никогда бы не появилось «стеклянное чудовище» (ТЦ Cloud, – прим. авт.), не падали бы Муры. К сожалению, многое контролируется временщиками.

Есть и другие винничане. Например, Сергей Капуста. Он возродил отель «Франция». Знаю о его ином проекте – создании музея украинской бутылки, но на него у мэрии нет помещения. Может ситуация изменится с созданием коммунального предприятия «Центр истории Винницы», если пучина бюрократизма не поглотит интересные идеи.

– Чем увлекаетесь во внерабочее время?

– Первое – дача с чудесным садом. У меня уже маниакальная зависимость к прививкам деревьев, поэтому на грушах растут яблоки, на яблонях – сливы. Второе – часы. При виде хороших часов у меня возникает желание ими обладать.

 

Игорь Заиковатый, «РЕАЛ»

Винницкая область снова «подняла на уши» всю Украину. В этот раз – в культурном смысле. Здесь 4-5 июня на территории Дворца Потоцких в Тульчине отгремел первый в Украине оперный фестиваль под открытым небом OPERAFEST TULCHYN.

Желающих послушать мировые оперные хиты и мюзиклы на openair фестивале собралось более 15 тысяч зрителей из разных городов Украины, а также Израиля и Польши.

Даже спустя две недели после фестиваля зрители продолжают обмениваться впечатлениями, ведь неимоверный восторг от просмотра мировых шедевров: «Кармен», «Призрака оперы», «Танца вампиров», «Алкида», «На РусалчинВеликдень» – испытали действительно все! 

О том, как появилась и воплощалась идея такого фестиваля, мы пообщались с его «родителями» – арт-директором Ириной Френкель и режиссером-постановщиком Павлом Третьяковым.

– Расскажите, как начинался OPERAFEST TULCHYN? Как возникла идея этого фестиваля?

Ирина Френкель: Еще осенью, сразу после джазового фестиваля, я встретилась с Валерием Викторовичем Коровием (глава Винницкой облгосадминистрации). В разговоре Валерий Викторович рассказал, что его очень волнует судьба Дворца Потоцких, и нужно что-то такое придумать, чтоб «качнуть» Тульчин, чтоб на него обратили внимание.

Я предложила Валерию Викторовичу провести масштабный фестиваль. Из четырех разных предложенных жанров, он выбрал оперу. Идеей сразу все загорелись, тем более что у Дворца Потоцких огромная история, связанная именно с исполнением опер. Ровно 230 лет назад, в 1787 году, в «тульчинском Версале» был открыт второй, после харьковского, оперный театр в Украине. Этот факт еще раз красноречиво показывает, какую важную роль в те времена играл Тульчин в жизни Украины. Ну, и, естественно, имя Николая Леонтовича – нашего украинского гения, написавшего «Щедрик». В этом году мы с радостью празднуем 140 лет со дня его рождения, а свою прекрасную оперу-феерию «На РусалчинВеликдень» он писал, кстати, именно в Тульчине. Так все паззлы сошлись в единую картину – и, окончательно остановившись на опере, мы приступили к подготовке фестиваля, который сразу совместно с Валерием Коровией решили сделать бесплатным для всех зрителей.

operafest-tulchyn.blogspot.com

Валерий Коровий, Ирина Френкель, меценат Николай Кучер и почетные гости открыли фестиваль OPERAFESTTULCHYN

operafest-tulchyn.blogspot.com

– Выбор формата – классическая музыка под открытым небом – достаточно рискованное мероприятие, с учетом того, что у нас в Украине такого нигде не проводят.

Павел Третьяков: Это так, но мы старались все-таки сделать фестиваль нового формата –  современный openair. Постарались в нем совместить и классику в ее традиционном виде, и мюзикл, как подвид оперы, и современное визуальное искусство, которое было ярко представлено в проекте «Operalight».

Оперный жанр обязывает к соблюдению определенных традиций, которые сформировались на протяжении веков. Мы обязаны были их придерживаться, поэтому постарались сохранить оперный шик для того, чтобы привлечь знающую публику. Но одновременно использовали различные элементы современных неоперных фестивалей, которые всегда привлекают массовую аудиторию: просторная food-зона, палаточный городок, визуальная часть фестиваля, которая была чудесно представлена в таких огромных проектах, как «Operalight», «Operastars», «Operawindows», «Operaart», «Operafolk»…

И.Ф. − Формируя репертуар, мы также постарались представить те оперы, которые практически не ставятся в оперных театрах Украины. Мы ориентировались на то, что слушаем мы и не боялись момента, что люди не знают оперы. Мы должны были подать культурный продукт так, чтобы его захотели слушать – в этом и есть воспитательная функция культурного менеджера, которую по-модному называют audiencedevelopment.

П.Т. − Как директор старейшего в Украине джазового фестиваля, скажу: этот путь весьма непростой, но однозначно работающий. Для джазового фестиваля мы с самого начала воспитывали свою публику. Когда на первый фест пришло 75 человек, мы первым делом начали приглашать своих друзей и друзей их друзей, чтобы они пришли на джазовый концерт. В ответ нередко слышали: «Да я не люблю джаз. Да я не знаю и не понимаю эту музыку. Зачем мне туда идти тратить время?!» Но после концерта эти же люди выходили и говорили: «Да я ж это слушаю! Просто для себя не идентифицировал это как джаз». Точно так же и с оперой произойдет. Если мы будем правильно вести эту линию.

Во время фестиваля я случайно услышал разговор двух полицейских, которые охраняли OPERAFEST TULCHYN. Когда заиграла мелодия мюзикла «Призрак оперы», самая знаменитая его тема, один другому сказал: «О! Это же «Призрак оперы». На что второй обрадовался: «Слушай, да мы с тобой еще и в опере разбираемся!»

И.Ф. − Да, наверное, впервые мы так массово дали возможность людям услышать не то, что они привыкли слушать. И это важно. Существует стереотип, что современные люди любят только попсу и рок. И вот такие фестивали − оперной, классической, джазовой музыки − формируют интеллектуальную элиту Украины. Чтобы изменить что-то в этой стране, мы не должны следовать ширпотребу, мы должны продуцировать эксклюзивный продукт, который престижно посетить и заинтересовать людей. А особенная ценность нашей программы фестиваля в том, что за два дня было презентовано две украинские оперы! Это еще одна победа! Ведь украинские оперы, к сожалению, не ставятся в оперных театрах, и в этом году впервые мы подняли вопрос, что театры финансируются с госбюджета, но никогда Министерство культуры не делает заказы на постановку украинских опер. А раз этот вопрос уже поднят, значит – это будет делаться. OPERAFEST TULCHYN сделал этот первый толчок: в первый день мы показали «На РусалчинВеликдень» Леонтовича, а во второй – «Алкид» Бортнянского.

Леонтовича называют «украинским Бахом»! Многим трудно представить, на каком мировом бренде у нас «сидит» Тульчин. Тот же «Щедрик», который слушают во всем мире, и который не ассоциируется с Украиной – это большой минус для нашей культурной политики. Очень хорошо, что сейчас об этом вспоминаем и пытаемся забрендировать его, связав с Украиной.

Опера «На Русалчин Великдень» прозвучала на  концерте-открытии фестиваля

operafest-tulchyn.blogspot.com

– Вам удалось пообщаться с местными жителями, которые впервые побывали на таком мероприятии? Ведь оперу Тульчин не слышал никогда, да и большинство жителей Винницы ее не слышали?

П.Т.(улыбаясь) Почему же никогда не слышал? 200 лет назад – постоянно… А если серьезно, то много тульчинцев было задействовано в подготовке фестиваля. Многие увидели важные организационные процессы изнутри и открыли для себя новые формы эффективной работы. Изучаю сейчас фидбэк, который к нам массово вернулся после фестиваля в статьях, репортажах и искренних отзывах людей в социальных сетях. Недавно попал на пост в Фейсбуке, который меня привлек своим заголовком: «Ну что, вы до сих пор не любите оперу?» – и в нем множество фотографий заасфальтированных тульчинских дорог. Наверное, это тоже очень важно и, как минимум, ради этого фестиваль стоило проводить.

И.Ф. – Когда я ехала в Киев после фестиваля, оказалась в одном купе с тульчинским зрителем. Перед этим разговаривала с начальником районного управления культуры из Тульчина, которая с утра звонит мне и говорит: «Ирина Владимировна, вы мне сутки не звонили. Мне не хватает ваших звонков…». И тут соседка в купе говорит: «Действительно, Тульчин не был готов. У нас закончилось все: за один день фестиваля пропали все продукты и товары в магазинах!» Мы разговорились с этой молодой девушкой, много обсуждали фестиваль, как его приняли местные жители. Она уверила: «Тульчин гудит до сих пор – настолько классно было!  Мы так хотим, чтобы фестиваль повторился». И теперь мы точно знаем, что повторится!

– Сколько, если не секрет, составил бюджет фестиваля?

И.Ф. – 400 тысяч гривен из областного бюджета выделили, а наши спонсоры и меценаты – компания «Мироновский хлебопродукт», народный депутат Украины Николай Кучер и Герой Украины Юрий Косюк профинансировали все шоу и спецэффекты, которые стали блистательной изюминкой нашего фестиваля. Именно благодаря меценатам удалось сделать то, что мы не могли изначально профинансировать: экраны на сцену, лазерное и огненное шоу, световые эффекты.

– А сколько это приблизительно?

И.Ф. – Не дороже, чем должны стоить эти услуги. Все достаточно экономно – до «Евровидения» очень далеко (смеется). В целом, на сам фестиваль было использовано не очень много денег. Больше было потрачено на то, что должны были делать 25 лет независимости Украины по чуть-чуть, а тут начали за месяц одномоментно в авральном режиме. Очень многое сделали – и оказалось, что можем! Велосипедную дорожку, например, сделали от Дворца Потоцких к центру города, современное освещение территории, электрокабельную разводку. А для палаточного городка нужна была техническая вода и мы хотели поставить водовозку, но потом местные власти подумали: жара, вода будет преть, мало ли что в ней там. И провели водопровод –  это ж тоже серьезная вещь! И, конечно, очень важно, что начали частично делать ремонт Дворца.

operafest-tulchyn.blogspot.com

Меценат фестиваля – народный депутат Украины Николай Кучер

– Как шел подбор программы и артистов?

П.Т. – Мы сначала сложили концепт фестиваля. Затем «кубики» − два дневных плюс два вечерних представления, их продолжительность. Добавили ночную программу. Затем составили проектный запрос – нужна украинская и европейская темы. Обязательно настоящая оперная постановка с декорациями, чтобы было все, как полагается. Хотя для фестиваля в стиле openair это очень тяжело, ведь оперные театры практически не выезжают из своих стен. Вот, например, нужна оркестровая яма, где ты ее сделаешь на улице?.. А декорации, которые должны двигаться, меняться и т.д.  И, конечно, очень короткие были сроки для того, чтобы вытащить иностранных музыкантов…

30 марта было подписано распоряжение главы Винницкой областной государственной администрации, то есть – принято политическое решение о проведении этого фестиваля. И только после этого можно было переходить к активным действиям.

Подготовительный период, договоры с артистами, разработка концепта. Фестиваль сделали в очень сжатые сроки – 21 апреля провели большую пресс-конференцию с конкретной информацией и продолжали дальше работу. Затем майские праздники, почти две недели… Инфраструктурные и творческие вопросы решались параллельно. «Собрали» фестиваль окончательно в последние дни перед его проведением.

И.Ф. − Я хочу отметить, что связи играют важную роль. Огромное количество коллег, которые никогда не слышали о Тульчине, просто соглашались ехать под мое имя. Им было достаточно моего слова, подтверждения, что делать фест будем мы, а значит – это будет качественно. Когда училась в университете в Австрии, я изучала оперный менеджмент и культурную экономику у генерального директора Венской оперы, господина Холлендера. Когда мы уже более-менее собрали концертную программу, чувствовали, что нам чего-то не хватает. Я связалась с ним, отправила ему программу и он сказал: «Вам не хватает хорошего мюзикла!» Я еще тогда удивилась, говорю: «Как мы вообще можем получить право на мюзикл в Тульчине, если фестиваль еще не имеет своей истории?». Да и с мюзиклами мы никогда не были связаны. И тут действительно сработало: «Не имей 100 рублей, а имей 100 друзей». Они мгновенно провели все переговоры за нас. Я только успевала высылать фотографии Дворца Потоцких, потому что они не могли найти в Google, где это вообще находится.

Мы сканировали, скриншоты с карт делали и отправляли… Фактически за 10 дней получили разрешение на исполнение «Танца вампиров». Ноты пришли в Украину 2 мая. А Львовский оркестр во главе с нашим давним другом и коллегой – дирижером Владимиром Сивохипом, совершили невозможное: за месяц (!) сделали мюзикл! За право исполнения мы официально заплатили деньги держателям авторского права. Это дорого, платили за счет спонсорских средств.

Официальная партитура «Танца вампиров» – это три объемных ящика нот. Такое почтой оперативно не доставишь. Поэтому когда один из львовских коллективов был на гастролях в Европе, мы договорились, чтобы эти ноты подвезли к автобусу и таким образом они были оперативно доставлены во Львов.

operafest-tulchyn.blogspot.com

Заслуженный деятель искусств Украины Владимир Сивохип дирижирует «Танец вампиров» на OPERAFESTTULCHYN

– А кто владелец этой партитуры?

И.Ф. – Австрийское агентство, которое находится в Вене. Они владеют не только «Танцем вампиров», у них еще есть ряд авторских прав на другие мюзиклы. Почему мы остановились именно на «Танце вампиров»? Это, во-первых, сейчас самый популярный мюзикл в Европе. Во-вторых, музыка очень узнаваемая, много европейских синглов исполняется из него. Для меня было открытием, что некоторые из них входят в 10-тку европейского хит-парада. Но почему-то никто не ассоциирует их с самой оперой «Танец вампиров».

– Я слышал там несколько песен рок-дивыБонниТайлер, но на немецком языке…

П.Т. – Это нормально. Многие синглы из мюзиклов исполняются популярными артистами, как отдельные произведения.

И.Ф. − Впервые мюзикл «Танец вампиров» был поставлен в 2005 году в Варшаве. После этого в 2006 году его забрали немцы и до сих пор они на нем зарабатывают сумасшедшие деньги. Показывают этот мюзикл в больших городах. Он на год заезжает в город-миллионник и туда съезжаются послушать люди со всей округи. Потом едут в следующий город-миллионник… И так он путешествует по Германии, Швейцарии, Австрии. Но все авторские права принадлежат Австрийскому агентству.

А вот «Призраком оперы» владеют англичане, поэтому очень трудно получить права на полное исполнение. Нам удалось получить разрешение на использование 25 минут музыки. И с очень большими ограничениями.

Собственно, нам повезло с получением права исполнить «Танец вампиров». Главным аргументом стало то, что мы не продаем билетов, не имеем коммерческого дохода, поэтому смогли как-то договориться, а вообще, конечно, авторские права стоят очень дорого.

– Вы разнообразили этот мюзикл огненным шоу, и все вышло очень гармонично…

П.Т. – А это не запрещено, дополнять можно…

operafest-tulchyn.blogspot.com
operafest-tulchyn.blogspot.com

– А как эта идея с дополнением огненного шоу появилась?

П.Т. – В общем-то, спонтанно. Мы искали форму, которая поможет визуализировать эту часть проекта. Люди пришли слушать музыку, но нужно и что-то посмотреть – это же вечер, Дворец Потоцких, луна, вампиры… Нужно было создать что-то магическое, а что может быть более завораживающее, чем огонь?!

И.Ф. − Когда мы впервые встретились с нашим меценатом – Николаем Ивановичем Кучером, он сказал: «Скажи, что вы еще хотели бы, но у вас на это нет средств?». Я тогда говорю: «Огненный театр со всеми пиротехническими эффектами». На что он ответил: «Хорошо, давай». Так благодаря его принятому решению мы смогли интегрировать огненный театр в этот процесс.

П.Т. − Надо отметить прекрасный театр из Харькова – победители «Украина має талант»! Они работают великолепно!

operafest-tulchyn.blogspot.com

– А как вам удалось найти спонсора под мероприятие, которое в общем-то ни истории, ни аналогов не имеет?

И.Ф.(смеется) Все началось с того, что пресс-секретарь фестиваля Валентина Кирильчук отнесла на телеканал «Вінниччина» наш анонсовый видеоролик. И столкнулась там с менеджером «Нашей Рябы». Он увидел этот ролик и говорит: «А почему вы не обратились к нам, ведь для компании «Мироновский хлебопродукт» Тульчин не чужой – там работают подразделения компании. Тут такое событие намечается, а вы нас не приглашаете?»

Собственно с этого все и началось. Потом уже вся цепочка выстроилась. Мы встретились с Николаем Ивановичем Кучером. Причем, надо отдать ему должное: он нас вдохновил тем, что всегда спрашивал, что еще необходимо, что в идеале произвело бы на людей впечатление. Мы все проговорили, что было не предусмотрено бюджетом, выделенным облгосадминистрацией. И очень благодарны, что он нас услышал и мгновенно все профинансировал. Получилось действительно красивое и яркое шоу!

– Кроме Николая Ивановича Кучера на фестиваль приезжали работники «Мироновского хлебопродукта»?

И.Ф. – Они приглашали всех своих партнеров, людей, с которыми работают. Нам также повезло пообщаться с этими людьми – настоящими профессионалами своего дела. Большинство были очень удивлены и восхищены, что получился действительно такой классный проект. Вообще я впервые могу говорить о том, что такой шаг «Мироновского хлебопродукта» говорит о социальной ответственности бизнеса. Это классический пример общепринятого поведения в Европе. Ведь вложение денег, по нашим представлениям, в некоммерческие проекты − в данном случае – в оперный фестиваль − демонстрирует социальную ответственность бизнеса. И я уверена, что это хороший и очень яркий пример для всей Украины!

operafest-tulchyn.blogspot.com
operafest-tulchyn.blogspot.com

– У фестиваля будет продолжение?

П.Т. – Да! Мы уже работаем над OPERAFEST TULCHYN-2018. У Алексея Когана есть хорошая фраза по этому случаю: «Если вы по окончанию фестиваля на следующий день не начали готовить следующий, вы опоздали ровно на один день».

Сейчас руководство области – глава облгосадминистрации Валерий Коровий и те, кто был причастен к этому делу, обсуждают следующий фестиваль. Уже подготовлен проект распоряжения на проведение OPERAFEST TULCHYN-2018, готовятся все документы для того, чтобы тщательно подготовить территорию, а на реконструкцию Дворца Потоцких уже выделены первые деньги… Также нам уже поступило предложение отработать репертуар следующего фестиваля. Это значит, что второй фестиваль однозначно будет!

– OPERAFEST TULCHYN уже «прогремел» на всю Украину. На следующий фестиваль, наверняка, подтянутся не только гости со всей Украины, но и иностранцы, потому что посмотреть мировые хиты в Европе тоже не так просто: это либо дорого, либо их показывают в таких местах, куда не все могут добраться.

П.Т. – Согласен. Бывает дешевле в Украину приехать и посмотреть – это правда. Даже на этом фестивале была представлена большая география зрителей: только в палаточном городке ночевали зрители из Киева, Полтавы, Хмельницкого, Запорожья, Каменца-Подольского. Мне сказали, что в чартерных автобусах слышали немецкую речь… Но для того, чтобы более массово поехали зрители, нужно провести огромную репертуарную работу, подготовить хиты. В-общем, надо эксклюзив найти – такой, как «Танец вампиров».

– А есть уже заготовки?

П.Т.(хитро прищуриваясь) Есть. Вот сейчас нужно написать благодарственное письмо мистеру Холлендеру, сообщить, что все прошло хорошо. Отчитаться обязательно перед владельцами авторского права, как мы показали «Танец вампиров» в Украине… А на следующий год надеемся привезти в Украину еще один мюзикл из числа мировых шедевров.

operafest-tulchyn.blogspot.com

– Фактически та территория, которая была задействована, не была рассчитана на такое количество людей. Она уже в первый фестивальный день была забита под завязку. Если дальше дело пойдет с таким размахом, то территории Дворца Потоцких может быть мало…

П.Т. – Давайте «попробуем посмотреть», как говорят в Одессе, куда это будет двигаться. Все, конечно, может быть. Возможно, в какой-то момент, например, к OPERAFEST TULCHYN-2019, мы придем к тому, что будем делать места в партере только по билетам. Какие-то новые зоны организуем, например, возле сцены за столиком с бокалом шампанского и официантами… Но это все впереди… Надеюсь, на OPERAFEST TULCHYN-2018 этой территории пока хватит. Даже если будет в два раза больше людей.

– Фестиваль проходит несколько дней и он поднимает вопрос с жильем и досугом. Для гостей будут еще какие-то программы и мероприятия в рамках фестиваля, кроме самой оперы?

И.Ф. – С куратором нашей визуальной программы, художником и главой «Лаборатории актуального творчества» Александром Никитюком мы хотим продолжить развивать тему графических инсталляций. Потому что для openair оперного проекта визуальная часть необходима. Все художники, которые приезжали на фестиваль, готовы углублять, расширять, и еще более креативно подходить к данному вопросу. Наверное, уже сейчас мы будем с ними говорить о том, чтобы они придумали концепцию на следующий год.

Также в этом году мы очень хорошо отработали кемпинг. Останемся работать с нашими партнерами – турклубом «Бедняжка». Они показали высочайшую культуру организации и обслуживания туристов, а это очень важно на таких мероприятиях.

С уличной едой тоже будем совершенствовать сотрудничество. За время проведения первого фестиваля, по их отчетам, гости съели 800 килограмм шашлыка. Естественно, нужно расширять эту кейтеринговую зону за счет посадочных мест. В этот раз мы поставили 1000 посадочных мест, но этого не хватает, явно нужно увеличивать.

Нужно что-то придумать и с теневыми зонами − днем на территории очень печет солнце… Словом, думать, есть над чем.

operafest-tulchyn.blogspot.com
operafest-tulchyn.blogspot.com

– А почему сами стены Дворца не были задействованы? Тот же театр теней с проекцией на стену?

П.Т. – Это шикарная идея, мы ее на следующий год постараемся реализовать. Сейчас времени просто не хватило. Для того чтобы творчески работать над любым проектом, даже ту же сцену нужной мощности заказать, необходимо все-таки иметь для нее готовую инфраструктуру. Понимать, что реально воплотить, а что – нет. У нас же все шло параллельно. Аврал был невероятный – освещение территории закончили делать только к 27 маю. И местные, и областные власти, все службы, которые принимали в этом участие, на самом деле совершили подвиг.

– Я видел очень восторженную реакцию Валерия Коровия в перерыве между постановками. Что он вам сказал после окончания фестиваля?

П.Т. – Валерий Викторович сказал: «Браво!» Он сильно волновался, как любой нормальный человек. Тем более что проект получил такую резонансную огласку в Украине. Я знаю, что очень многие его спрашивали об этом проекте, много известных и влиятельных людей приехали из Киева на фестиваль.

И.Ф. − Мы много говорили с ним о культурной экономике. О том, что такие депрессивные территории должна двигать именно культура. И я вижу и ощущаю в этом его понимание и поддержку. Мне радостно, что первое такое событие произошло именно в Винницкой области.

Как правило, когда мы говорим о культуре, все руководители задаются вопросом: мол, мы ж все делаем, что не так? Вот у нас День независимости проходит, самодеятельность постоянно выступает и тому подобное. Я всегда подчеркиваю, что можно делать тысячи праздников, но при этом у вас должен быть хотя бы один профессиональный культурный продукт, на который поедет турист. Вариться в собственном соку – это одно, а для того, чтобы это дало экономический толчок, должно быть событие совершенно иного уровня и масштаба. Такое, на которое приедут хотя бы из ближайшей местности.

operafest-tulchyn.blogspot.com

– Вас еще не приглашали в другие регионы реализовать подобные проекты?

И.Ф. – (улыбается) Приглашают. Предложений много. Но, думаю, нельзя размениваться на огромное количество частей, нужно доводить до ума уже начатый проект. Попробуем закрепить и развить успех, который получили в Тульчине. Важно подготовить второй фестиваль. Мы работаем над его программой, параллельно думаем, как улучшить инфраструктуру, подтянуть туристов и подготовить город, чтобы он мог достойно принять зрителей как из Украины, так и иностранных.

– Может, на следующий год мы увидим какие-то новые отели в Тульчине?

И.Ф. – Сомневаюсь. Хотя с точки зрения бизнеса это имело бы смысл…При подготовке этого фестиваля мы видели на стадии готовности несколько отелей в Тульчине прекрасного качества, на уровне. Может, они успеют открыть их к следующему фестивалю. Но при этом, повторюсь, нам очень понравились палатки. Палаточный городок мы обязательно будем расширять…

Конечно, на таких фестивалях должны быть и VIP-отели, и хостелы, и палаточные городки. Чтобы был выбор на разный уровень кошелька.

Кроме того, благодаря чартерной программе мы привезли на фестиваль огромное количество людей. Мало кто верил в эту программу, было очень трудно работать с перевозчиками и найти того, кто просто поверит, что это может быть востребовано, и он не уйдет в минус по затратам, а хотя бы в ноль выйдет. В результате автобусов не хватало в последний день, были списки ожидания.

Все эти процессы во время фестиваля стали актуальными и, вполне возможно, что все вложения в проведение OPERAFEST TULCHYN косвенно возвратятся в виде налогов в бюджет, в виде того, что люди активнее будут пользоваться местными услугами. В Тульчине, кстати, снять домик во время фестиваля было нереально! Запросили с нас 6000 гривен за сутки – и невозможно было найти.

Как все будет дальше – поживем, увидим.

operafest-tulchyn.blogspot.com

Фото с фестиваля – Дмитрия Данкевича.

Фото во время интервью – Юрия Басюка.

Координатор Винницкой правозащитной группы Дмитрий Гройсман за полгода до революции достоинства предрекал грядущие события. Он был уверен, что негодование народа вскоре перерастет в кровавое противостояние.

Напомним, Дмитрий Гройсман родился в 1972 году в Виннице. По образованию врач-патологоанатом и правовед. В 1993 году Гройсман стал одним из основателей винницкого представительства Amnesty International, а с 1994-го по 2000-й годы являлся координатором национальной кампании по отмене смертной казни в Украине. В 1998 году Дмитрий  создал и возглавил организацию по защите прав человека “Винницкую правозащитную группу”. В 2009 году вошел в список “Топ-100 самых влиятельных украинцев” по версии журнала “Корреспондент” как защитник осужденных и жертв милицейского произвола.

5 августа 2013 года сердце известного украинского правозащитника Дмитрия Гройсмана остановилось. Как сообщили его знакомые в социальной сети Facebook, причиной смерти стал сердечный приступ. Журналист Анатолий Шарий тогда писал: “Дмитрий Гройсман умер. Сердце. Мне нравилось то, что он делал. Это был своего рода анархист, повернутый на правах человека. Это был хороший человек. Покойся с миром”.

Перед смертью Дмитрий Гройсман приехал в Киев на заседание суда, которое должно было состояться 7 августа: двумя годами раньше  в отношении правозащитника завели уголовное дело по статьям “Надругательство над государственными символами Украины” и “Распространение порнографии”.

Ему вменили в вину публикацию в его блоге на LiveJournal  изображения статуэтки мужчины с эрегированным фаллосом, что лежит на Конституции Украины, а также ссылки на нецензурный ролик о российских политиках и общественных деятелях Викторе Шендеровиче и Эдуарде Лимонове.

 

 

В День вышиванки, ленты социальных сетей заполонят фото в вышиванках. И с каждым годом этой яркой украинской одеждой пополняют свой гардероб все больше людей. Кстати не только в Украине. Конечно, хороший пример подают украинские артисты.Приятно, что среди них есть те, что выходят на сцену в вышиванке не только в дни национальных праздников. Лидер группы «ТИК» винничанин Виктор Бронюк рассказал журналистам о своих вышиванках и отношение к ним:

– Сейчас у меня больше двадцати вышиванок. И все время количество увеличивается, ведь вышиванки мне часто дарят, и сам считаю, что это один из лучших подарков для друзей и родных на день рождения и свадьбы. Вышиванки – это и красота, и наша история – те многовековые традиции, которые передавались из поколения в поколение. Украинская вышивка была своеобразной геральдикой. В ней заключается целая система символов и знаков, каждый из которых рассказывал свою историю. Поэтому вышиванку можно «читать». А еще интересно, как вышиванки отличаются в разных регионах Украины. У меня в коллекции есть вышиванки из Подолья, Прикарпатья, Закарпатья, Волыни, Харьковщины – и все они действительно разные.

Напомним, что во время выступления в Сумах в рамках тура EuroДвижн коллекция вышиванок Виктора Бронюка пополнилась. Сумской модельер Петр Сорока подарил лидеру группы «ТИК» авторскую вышивку с изображением одного из символов Сум – Спасо-Преображенского собора.

– Примерить такую ​​красоту сразу захотелось всем участникам нашей группы! – делится Виктор Бронюк. – Поэтому после концерта во время общения с Петром Сорокой и его женой мы договорились о создании авторских вышиванок для всей нашей группы. Это будет как раз в конце лета. Так что обязательно возьмем новые вышиванки в нашу североамериканскую часть тура EuroДвижн на гастроли в Канаду и США.

За чередой майских праздников как-то в тени оказался юбилей уголка Винницы, в котором прошло детство и молодость нескольких поколений горожан. С Центральным парком у винничан связаны и трагические воспоминания, ведь там сталинским режимом были расстреляны тысячи наших предков.

При этом любой парк – это, прежде всего, много зелени и место, где можно отдохнуть. О том, как 10 июня Центральный парк культуры и отдыха им. Горького встретит свой зрелый юбилей, и как планирует обновляться – новыми аттракционами и другими «изюминками» – рассказал гендиректор КП «Винницазеленбуд» Игорь Любовский.

– Игорь Евгеньевич, Центральный парк вскоре отметит свое 80-летие. К юбилею готовятся сюрпризы для винничан?

– Конечно, причем, по максимуму, чего раньше никогда не было. Будет задействован каждый «уголок» парка. Если раньше локации ограничивались площадью Фонтана и у Летнего театра, а иногда и стадионом, то теперь мы решили использовать даже каждую аллею. Мероприятия начнутся в 12.00, а закончатся в 22.00.

Главным сюрпризом станет конное шоу «Украинские казаки» каскадера Олега Юрчишина. Думаю, выступления казаков и гайдамаков, с которых начнется праздник, будут прекрасно смотреться на площадке перед Аркой. Еще одной изюминкой, особенно для детворы, станет воздушный шар.

– Любого ребенка бесплатно поднимут над землей?

– К сожалению, за плату. Ее размер пока обсуждается. Предполагаем, что за удовольствие в течение 5 минут «полетать» на шаре придется заплатить 50-100 гривен. Причем, сразу уточню, это не полет, а подъем и спуск. Полеты над городом запрещены. Почему так? Мы не можем рисковать жизнью людей. Никто не знает, какими будут порывы ветра в этот день. Более того, если скорость ветра достигнет 5 м / с, то шар в небо никто не поднимет. А скорость на уровне 3-4 метров в секунду вполне допускались. В корзину будут брать по 2-3 человека. Например, если дети до 10 лет, то можно брать трех, а взрослого, думаю, можно брать только с одним ребенком.

Праздник будет ориентирован на все возрастные группы. Мы планируем, что в 50-60-ти торговых точках жители города смогут приобрести сувениры, предлагаемые предпринимателями из разных уголков Украины. У Летнего театра мы собираемся организовать концерт, который станет интересен как средней, так и старшей возрастной групп. Уточню, мы сначала отказались от стандартной дискотечной программы. Решили делать ставку на другие развлечения.

Так, у камня влюбленных организуем свадебную выставку. У фонтана каждый сможет переодеться в театральные костюмы разных эпох, чтобы сфотографироваться на память. На празднике «Сумасшедшая лаборатория» покажем свою программу, которая интересна как детям, так и их родителям. Это шоу, которое привязывают к конкретному возрасту. Неподалеку от строящегося нового шахматно-шашечного клуба среди любителей шахмат и шашек проведем турнир, где жители города определят абсолютного чемпиона. Кстати, надеемся, что к тому времени ремонт клуба завершится.

– Поскольку парк – это какой-то крупный спорткомплекс под открытым небом, спортивные соревнования этим не ограничатся?

– Под эгидой ФФУ в Центральном парке пройдет детский футбольный турнир. Параллельно состоятся соревнования по волейболу, баскетболу, большому и настольному теннису, а также армрестлингу. Хотим провести мастер-класс по пауэрлифтингу. Обязательно запланировали организовать эстафету «Мама, папа, я – дружная семья». А еще будет шоу воркаут, где мускулистые парни покажут упражнения на турниках и брусьях. Спорту мы отдаем около 40% развлекательной программы, поскольку считаем, что это наш вклад в философию пропаганды здоровой нации.

– Во время празднования 75-летия парк представлял собой огромную площадку для людей творческих …

– На площади возле памятника разместим «городок художников». Именно там одна девушка будет рисовать на песке, другая – на воде, а третья покажет, как выжигать по дереву. Краеведческий и художественный музеи представят частицы своих экспозиций в рамках проекта «Винница вчера, сегодня и в будущем». Надеюсь, покажем жителям несколько авиамоделей. Наверное, наши гости смогут послушать боливийскую народную музыку.

На площади у КЗ «Радуга» мы хотим собрать неформальную молодежь, чтобы напомнить об атмосфере 1980-х, когда популярными были хиппи, панки и металлисты. Там соберем байкеров и рок-музыкантов. Будем искать хиппи и панков, чтобы их тоже привлечь … С 16 до 18 часов на гастрольный площади (за стадионом) будет проходить фестиваль красок Холли. Молодежи очень нравится бросать друг в друга красками.

Все аллеи будут заняты мастерами прикладных искусств. Мы приглашаем всех, кто умеет что-то делать своими руками. К нам обращаются умельцы, и мы никому не отказываем. Винничане должны знать, сколько у нас самородков.

В планетарии проведем выставку телескопов. Для всех желающих проведут небольшую – на 10-15 минут – лекцию, а затем покажут документальный фильм о нашем парке 1970-х и традиционную программу по астрономии. Постараемся сделать все возможное, чтобы люди наслаждались парком и отдыхали, получая массу удовольствий.

А еще никого не оставим голодным. Разумеется, полевая каша и чай. Бесплатно. К сожалению, мы не можем себе позволить кормить каждые выходные, такой перфоманс не выдержит бюджет коммунального предприятия, поэтому ограничиваемся юбилеем. И последнее. Некоторым итогом празднования станет посадка саженцев. Деревья сажают для будущих поколений. Они вырастут до следующих юбилеев.

– Аттракцион «цепная карусель» 14 мая в парке Навои в центре города Ош в Киргизии упал во время работы вместе с посетителями. Пострадали 8 человек. Прошлой осенью в австралийском парке развлечений Dream World в городе Голд-Кост в результате несчастного случая погибли 4 человека. А в феврале нынешнего года в городе Чунцин на юго-западе Китая в парке развлечений погибла 14-летняя девочка. Почему случаются эти события?

– В Ровно в этом году в парке упало дерево. Пострадали мальчик и его мама … Не хочу говорить о других, но уточню, что ежегодно мы проводим обследование всех аттракционов. Причем, если по каким техническим критериям один из них не проходит экспертизу Госгорпромнадзора, то в работу его не запускать.

Я могу со своими внуками сесть в любой аттракцион и со 100% -й уверенностью гарантировать, что ни с кем ничего не случится. Так, когда я принимал парк, не был в этом уверен. Сейчас в парковой деятельности наше предприятие является одним из лучших в Украине. Сертифицированные рабочие места, мы располагаем разрешением на работы повышенной опасности, что позволяет самим заниматься ремонтом техники.

– Когда в Виннице появится 60-метровое – крупнейшее в Украине колесо обозрения, проект которого уже обсуждался с первыми лицами города?

– Хотя «Винницазеленбуд» подавляющее большинство всех идей реализует за собственные средства, а предприятие функционирует на условии самоокупаемости, для реализации некоторых проектов наших возможностей недостаточно, поэтому мы просим поддержки у городского головы Сергея Моргунова и депутатского корпуса. Что касается этого аттракциона, то мы подготовили бизнес-план и планируем в следующем году установить такой аттракцион.

На сегодняшний день рассматриваются предложения нескольких производителей из США, Чехии, Германии, Италии и Китая. Пока ведем активные переговоры с различными компаниями. После установки нового колеса, старое собираемся отремонтировать и продать.

– Гигантское колесо хотите поставить на том же месте, где стоит нынешнее 27-метровое?

– Скорее всего, будем искать другую площадку. Прежде чем определиться с местом, специалисты изучат ветровые нагрузки при различных погодных условиях.

– Обойдется такое колесо обозрения с монтажом в 30-35 млн. грн.?

– Я бы пока не хотел озвучивать сумму. Скажу, что в этом году мы капитально отремонтировали колесо смеха. Оно было очень популярно в 1970-80-е. Там просел фундамент, нам пришлось заменить и укрепить бетонное основание, отреставрировать сам механизм. Осталось только дождаться окончательных испытаний. Думаю, в ближайшее время запустим его в работу.

На территории Центрального парка есть 14 «наших» и 64 аттракциона арендаторов. В этом году один предприниматель заменил свой устаревший агрегат на новый. Почему я акцентирую на этом внимание? С одной стороны, мы ограничили количество аттракционов в парке и больше их устанавливать не станем, а с другой – настаиваем на том, чтобы устаревшие аттракционы предприниматели начинали менять. Я считаю, что в этом вопросе мы нашли взаимопонимание.

Арендаторы нам достались «в наследство» от предыдущих руководителей парка. Не все они на сегодняшний день хотят дружить. С теми, кто ведет себя непорядочно, видимо, постепенно – по мере завершения срока аренды – придется расставаться. Но большинство довольны сотрудничеством. Оно и им выгодно, поскольку у них увеличилась выручка, и нам, как арендодателю, перепадает больше.

В свою очередь, мы тоже проводим реконструкцию. Так, в этом году собираемся обновить «Сюрприз» и взяться за «Автодром». Восстанавливать уже не имеет смысла, поэтому ищем варианты.

– Больше года назад была идея реанимации дебаркадера и создание на его основе прогулочного катера, который курсировал бы по Южному Бугу. Что тормозит реализацию этих планов?

– Это судно находится у нас на балансе. Специалистов, которые способны его поставить на воду, мы нашли. Экипаж тоже есть. Еще в прошлом году купили новый двигатель и другие агрегаты. Но сначала судно нужно поднять на берег, чтобы провести определенный объем работ. Строить для этого на муниципальной земле новую пристань нерационально и дорого. Поэтому мы просили поставить судно временно на 1,5 месяца на территории «Пристани Винница ».

Однако это подразделение частного предприятия «Киевречпорт» отказывает нам в размещении и предоставлении буксиров. Видимо, придется выходить на столичное руководство, чтобы «лед тронулся». Желание восстановить это судно не пропало, так что надеюсь на лучшее.

–  На перекрестке улиц Киевской и Зулинского формируют клумбу для «кругового» движения транспорта. На ней разместят кубической формы скульптуру. Какие еще подобные «изюминки» появятся в городе в ближайшее время? Якобы у музея-усадьбы Пирогова, отказавшись от змеи с чашей, хотят установить какую-то гигантскую молекулу человеческой ДНК?

– Да, но пока я не готов сказать какую … Детали еще, насколько мне известно, обсуждаются.

– Это верно, что в ходе реконструкции 3-й очереди проспекта Космонавтов будут вырезаны канадские клены?

– Во-первых, это не настоящие канадские клены, а привитая шаровидная форма. То есть это декоративные деревья. Во-вторых, если канадские клены и живут по несколько веков, то срок жизни декоративных ограничен 30-35 годами. Они гниют именно в месте прививки. Кроме того, никто просто так деревья не срезает. Специалисты тщательно выясняют состояние каждого, и дают разрешение на удаление только тех, которые находятся в неудовлетворительном состоянии. Насколько я знаю, таких больше половины. Их место займут другие зеленые насаждения.

Что касается этой части бульварной зоны, то согласно проекту разработчика, в ходе реконструкции там посадят не только сакуры, но и вишни, различные кустарники.

– На какие деревья привиты винницкие сакуры?

– Используются зимостойкие дикие породы вишни.

 

Игорь Заиковатый “РЕАЛ”

 

12 мая президент общественной организации «Мольфар» Юлия Вотчер сообщила в Фейсбук о своем избрании в состав Общественного совета при Министерстве здравоохранения Украины.

Но это интервью – не о МОЗ. И не о «Мольфаре». Оно о том, что, для многих, знающих Юлию Вотчер лично и благодаря СМИ, – terra incognita: несостоявшаяся уникальная школа, успешный бизнес, 19 лет педагогической деятельности, распавшийся брак… Все, то, что сама Юлия Вотчер называет подготовкой к Майдану и войне

«У меня выросли крылья»

– С браком у меня вышел «брак». Я очень рано вышла замуж, в 19 лет уже сына родила, в 20 дочку. Не послушалась родителей и всё сделала наперекор. Назло счастье не делается.

— Родители были против брака?

– И против брака и против претендента. А я решила его таким образом защитить. Парень был правильный, красивый…

– Если не секрет, что родителям не нравилось?

  • У мамы было какое-то предчувствие, что дочке нужен другой. Это у мам есть. Но дочки, как правило, не слышат, дочки, как правило, не слушают, поэтому делают, как получается. Ччеловек хороший, достойный, умный, честный, работящий. Но не мой. Мы прожили 25 лет… Жили без ссор, размолвок, а поговорить было не о чем. Уже на второй день после развода буквально почувствовала облегчение, у меня крылья выросли. И сейчас думаю: если бы мне эти крылья не обрезали, могла бы достичь большего. Думаю, потенциал во мне от природы заложен большой. Но у меня был сдерживающий фактор. Мне говорили: тебе не надо, у тебя муж. И муж говорил: тебе не надо – у тебя есть я. Так себя и потеряла. Спустя годы поняла, что прожила не свою жизнь. Спасибо ему за детей, дети хорошие. Как мама я состоялась. А вот как человек, как личность думаю, еще не спела свою песню.

    «…наврала на самом старте»

– Сегодня Ваше имя связывают с волонтерской деятельностью в зоне АТО, с общественной организацией «Мольфар». Но начинали Вы как педагог, преподаватель машинописи и делопроизводства в УПК

– Я очень любила свою профессию. Когда шла на работу, выходила из троллейбуса возле зала органной музыки, шла вприпрыжку и пела: такое было настроение. Очень любила предмет. Любила детей. Понимала, что не рыбку им даю, а удочку и учу их ловить эту рыбку. Думала, что готовлю их к жизни, потому что в то время образование у нас было только теоретическое. Выйдя за ворота школы, дети многое знали, но ничего не умели. А тут они вступают во взрослую жизнь – и к ней готовы. Конечно, меня это вдохновляло. Свой предмет пыталась преподавать иначе, чем меня учили в институте. Не хотела быть «училкой», которую готовила советская педагогика. Для учеников пыталась быть подругой, другом. Когда-то это у меня получалось, когда-то нет.

– В какой момент Вы решили, что станете педагогом?

– Я вообще ничего не решала. В жизни, как оказалось, все решения принимали за меня: либо Бог, либо обстоятельства, либо судьба. Единственное, что я решала, – это то, что мне надо учиться. Мама настояла на моем поступлении в медучилище. Сказала: ты слабенькая здоровьем, а там хорошо. Не хватило смелости отказаться, проучилась, но хватило наглости не прийти на госэкзамены, потому что не хотела быть медиком. И вот без образования вышла замуж, родила сына, дочку и заочно поступила на библиотечный в Тульчинское культпросветучилище.

Было трудно, но это было мое решение. Мне говорили: чего тебе не хватает, у тебя муж хороший… Закончила – и пошла работать в школу библиотекарем. В новой 33 школе организовала самую современную на то время библиотеку. Прошло уже 40 лет, а там почти ничего не изменилось – только моих цветов нет. Дети подросли и опять мысли об учебе, поступала в университет на исторический, но проваливалась. А Винницкий пединститут меня принял и спустя 4 года получила диплом учителя Русского языка и литературы. С такими педагогами как Буяльский Болеслав Адамович полюбила и предмет и педагогику. Помню,пришла на выпускной с очень большим дорогим букетом цветов, а Буяльского не было. Уже нет праздника, ушла и диплом получала на следующий день в канцелярии.

– Вы сказали, что не хотели быть учителем советского образца. Как Вы себе представляли его в то время?

– Училка. Чопорная, всезнающая. «Сядь. Встань. Я тебе сказала. Смотри мне в глаза»

– А какой учительницей Вы себя представляли?

– А не представляла – я этим жила. Во-первых, я детям наврала на самом старте. Когда начал организовываться УПК, я туда перешла в библиотеку. А потом освободилось место преподавателя машинописи и делопроизводства. И мне директор, Георгий Михайлович Левкивский, говорит: иди. Не смогу, потому что ничего не знаю. А он: «Так что, у тебя ума не хватит выучить?» Вот ы пошла. На уроках и училась вместе с девочками: ставила машинку перед собой, клала слева книжку и выполняла то же упражнение, что давала детям. Вечером учила параграф, а утром его рассказывала. Догадывались дети или нет, я не знаю. А когд этот предмет освоила, начала умничать и творить. Выдумывала деловые и ролевые игры. Говорила: вы офис-менеджеры, и завтра к вашему директору приезжает делегация. Как вы будете одеты? И они приходили кто в чем: кто в бальном платье, кто в нарядном. И когда они сходились в этих нарядах, сразу понимали, насколько абсурден был выбор одежды. В деловых играх распределяла роли – ты директор, ты секретарь, ты посетитель – и каждому давала задание. Очень полезны были такие формы уроков. Выйдя на роботу, девчонки говорили, что с первых дней им было просто влиться в рабочую атмосферу, потому что они все это проходили на занятиях.

Я даже придумала свою методику освоения клавиатуры. У меня, например, Выхристюк Лена набирала 510 знаков в минуту, Осмоловская – 400, Олег – 480. Да, они не могли участвовать в международном конкурсе, так как конкурс для взрослых. Но на тех конкурсах рекорд набора текста был – 520 знаков. У нас был бы шанс. В процессе учебы с профессором медуниверситета элементы гипноза вводила на отдельных моментах урока. Все пыталась выяснить откуда берутся опечатки в тексте, печатали под музыкальные ритмы – вытворяла что хотела.

– Начальство не возражало против Ваших педагогических экспериментов?

– Первый дилектор УПК Георгий Михалович Левкивский – был творец, вечный экспериментатор. Было можно все, что угодно, лишь бы был результат.

– Вообще почему Вы решили в УПК пойти работать?

– Это была очередная ступенька, что-то новое… Ну и сразу библиотеку дали. Я проработала там со дня открытия и до дня его уничтожения. 19 лет, с 1975 года. Представьте себе: около 40 педагогов и 40 мастеров производственного обучения, которые имеют педагогическое образование. Коллектив на удивление умный, профессиональный, грамотный. У нас было 24 профиля, которые давали ученикам возможность попробовать свои профессиональные силы. У них был шанс перепробовать все. Их за это не ругали. Их не останавливали. Не нравится – перейди. Даже не найдя своего профессионального места, выйдя из школы, они уже точно знали, что они не швея, не фрезеровщик, не художник, не машинистка. Они себя вроде как нащупали и уже могли развиваться в том направлении, где бог дал им таланты. Для меня это и есть та профориентация, которая должна идти параллельно с образованием, даже на полшага вперед.

«Мое детище убили»

– Почему было принято решение закрыть УПК?

– Было какое-то новое веяние. Решили наверху, что УПК не оправдал себя. .

– Наверху – это город, область?

– Наверное, где-то на уровне государства. Мы могли бы еще держаться, если бы у нас был другой директор. Я на тот момент уже была завучем. А новый директор приехал из Африки, где он работал. Очень хороший методист, очень хороший специалист, физик по специальности. Но он не был творцом УПК. Он его не строил, не развивал, не обогащал. Он начал всё разрушать. При Левкивском порядок был жесткий. Мы научились работать, как часы. И мы точно понимали, что педагогика – это порядок. А тут за 15 минут до конца урока можно было уже собираться по домам. Тут хочешь идешь – хочешь не идешь, хочешь работаешь – хочешь гуляешь, хочешь сдал работу – хочешь не сдал. И у меня с новым директором начались конфликты. Закончились они тем, что он сказал, что готов закрыть УПК, только чтобы избавиться от меня. Это, конечно, была фраза дежурная, вряд ли он из-за меня закрыл бы УПК.

– Коллектив боролся?

– Конецно. Ходили в гороно, в горисполком. Там нас предали. В том числе и мой муж, который тогда был заместителем мэра. Это его детище было, он его создавал, строил. Вергелес Галина Николаевна, зав. гороно, успокаивала нас, уверяла в поддержке. Коллектив верил. А потом на педсовет Вергелес и прочитала вердикт — поэтапно закрывают УПК. Это было предательство.

Я еще год проработала завучем. Сначала мне предложили место учителя машинописи во вновь создаваемом УПК, который открывался где-то на Вишенке, в каком-то детском садике. Естественно, из царских хором – да в погреба, на что это похоже? Опять отказалась. Потом мне несколько часов предложили факультатива во вновь созданом учебном заведении в наших же стенах – отказалась. Потому что убили мое детище. А я тут как на краю кладбища и буду цветы поливать.

«Надо взращивать украинца»

– Как Вы решили создать свою школу?

– Первые мысли появились в период закрытия УПК. Появилось время осмысление причин закрытия, подведение итогов. Свои мысли о проблемах педагогики доверила газете «Подолия». Это была пора, когда СССР начал расшатываться, разваливаться, отошли прибалты, и начали говорить об Украине как о политической единице. Очень разные были по этому поводу суждения. Суть моей статьи сводилась к тому, что у нас, в организме, преобладает желудок. Надстройки нет!!! Мысли только о материальном. Родителям нужно, чтобы у ребенка ноги были сухие, тепло одет, не испачкался, был сыт – увы, это был приоритет. И когда мы даем возможность детям определиться, кем-то стать, строить свою будущность сознательно, это оказывается ненужным ни учителям, ни родителям, ни государству… ВУЗ купят, на должность пристроят… И, знаете – никакой реакции. Никто не обиделся, не разозлился, не вступил в дискуссию, не поддержал. Вообще – ничего. Меня это просто убило. Тогда написала вторую статью. Об украинстве. О том, что в каком-то далеком ы чужом нам Эдмонтоне есть памятник нашей писанки. А многие и не знают, что это такое. Там, институт космических исследований рассчитывал, как эту писанку, размером 9х8 метров, поставить на тонкий стержень, чтобы стояла уверенно. Понимаете, тем канадским украинцам это нужно, А нам не нужно. И я, поговорив с Буяльским Б.А., другими не безразличными к Украине и школе, людьми, написала фантазию о школе нового типа, куда детей будут отбирать независимо от происхождения, финансового положения, национальности – исключительно по способностям. И взращивать нового украинца, как рассаду в теплице. Буяльский эту статью прочитал и говорит: «Я бы им читал логику». Потом нашелся еще один человечик, потом еще один…

Мы начали с того, что зашли в садик и протестировали детей на заложенный в них природой потенциал. Потом писали родителям письма: если хотите, ваш ребенок, который прошел тест, может быть учеником этой школы. Школа должна была быть полного дня, со здоровым питанием. Иванов Юрий Иванович, бывший наш начальник облисполкома, уже тогда был предпринимателем и должен был кормить наших детей по договоренности.

– Много детей отобрали?

  • Восемнадцать. В первом наборе предполагалось два маленьких класса.

Методики обучения — экспериментальные, педагоги с искрой Божьей и «горящими» глазами.

Одна учительница учит – вторая на перемене. Урок 25 минут, 20-минутный перерыв. А в перерыв, на бельгийских коврах, со специально изготовленным спортивным инвентарем, дети должны были играть в специальные игры, которые развивают различные группы мышц. Эти игры и инвентарь разрабатывали на кафедре физвоспитания Винницкого пединститута.

Всю учебную мебель изготовили за рекомендациями института школьной гигиены: парты, которые могли подниматься-опускаться, чтобы ребята могли сидеть-стоять во время уроков. Малышенко, директор Универмага, выполнял наш заказ.

Еще мы решили, что дети должны уметь пользоваться всеми столовыми приборами. Приобретение столовых приборов. На столах в столовой предполагались льняные скатерти, за столами – четыре посадочных места. Три места занимают ученики – четвертое пустое, чтобы можно было подсесть проверяющим, дежурным, родителям, гостю и вместе с детьми обедать.

Когда это все в голове сложилось, я поехала в Киево-Могилянскую академию. В этот момент в Академии были какие-то бурные события. С. Брюховецкий сначала отказался от встречи. Некогда. В Могелянке в этод день студенты бунтовали – не хотели дополнительных часов на изучение украинского языка. На это события проговорила как бы про себя: «Не хотят – и бастуют. А если Вы не поможете наше болото осушить извне, потому что изнутри болото не сохнет, то завтра мы Вам таких детей отправим, что они еще и камни бросать начнут». Он разворачивается и говорит: подождите меня. Потом мы долго разговаривали о муках нашей школы, о том, что надо делать. И у нас родилась такая мысль: когда мы говорим о грузине, еврее, армянине, прибалте, сразу рисуется какой-то портрет, картинка, а когда об украинце – всплывают шаровары и сало. Так, может, поискать лицо украинца? И он познакомил меня со своими коллегами. Мы создали творческую группу, и каждый на своем уровне искал: музыканты, фольклористы, в истории, в литературе, в картинах, в устном народном творчестве. «Нарисовали» этот портрет – не обрадовались. Согласно обработанных источников – наши гетманы, наши герои – каждый в свой исторический час либо предал, обманулся, покривил душой, смалодушничал. Держу это «заключение» в руках и чуть-чуть не плакала. Что с этим делать? Все были в замешательстве.

Вот тогда и родили мысль, что надо из маленького, потенциально умного ребенка, просто взращивать нового украинца.

Было принято решение о создании в Виннице Украинского национального гуманитарного коллегиума. Минобразования, Министерство культуры, ректор, академик Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры Андрей Чебыкин и доктор филологических наук, профессор Почетный президент, а тогда был ректором университета Киево Могилянская Академия Станислав Брюховецкий выступили учредителями. Для защиты от недружественных сил, а тогда их тоже было немало, Устав Коллегиума было прописан так, что для кардинальных изменений в структуре, направлениях обучения и воспитания, его закрытия нужны подписи всех четырех учредителей.

– Как поддержали идею Коллегиума в Виннице?

– Возник вопрос о том, как провести финансирование. Думали через политехнический институт. Но ректор, Ф. Мокин, оскорбился: «Вы меня только используете, а почему ко мне сразу не обратились?». И отказал.

Пединститут тоже отказался, потому что педагогических новаций предполагалось много. Собрал ректор, В. Шунда, всех проректоров и деканов – представляю этот проект. Проект поддержала только уже ныне покойная декан факультета младших классов.

Тогда я пошла в облисполком, там нашла полное понимание и поддержку. Облого и облкультура зашли учредителями, я через областное финуправление получила финансирование, и нам выделили помещение, где сейчас находится институт усовершенствования учителей. Денег нам давали quantum satis. У нас уже были программы, был штат девять человек, роскошная библиотека, были краски, лаки, инструменты, договора на ремонт, посуда, люстры, тюли, мягкая мебель…

Однажды нам не хотели дать денег на ковры. Убеждали, что это нецелесообразно, что можно постелить маты. Я иду к начальнику финансового управления – а он только с заседания какого-то вернулся – и спрашиваю: извините, а вы не помните, там, где вы были ковры или что? А он: я не очень смотрел. Но там было уютно? Да, нормально. Ну вот теперь скажите, почему дядям ковры можно, а детям надо маты?

В этот период началась в политике такая штука: то «белые» пришли, то «красные», то коммунисты, то националисты, демократы… На какой то период нам финансирование приостановили, потому что не знали, какая политическая сила возьмет верх. Остановилось на время, время прошло, а финансирование так и не возобновилось…

Ждали, терпели, слушали от клерков о том, что мы тут от жира маемся.

Начинают вызывать в облоно. «Как вам не стыдно? Отдайте имущество. Там в детских домах дети сохнут, пухнут без еды, а вы тут такое….» Я говорю: «Как только я это отдам – фото и видеотехнику, Спортивный инвентарь, столовые приборы, тюль, шторы, бельгийские ковры, мягкую мебель, парты – дети сразу получат больше масла?». При этом все время на государство пеняют. Так уже меня «доковыряли», что говорю им: «Давайте так. Я завтра прихожу в 12 часов и сажусь за стол с этой стороны, а государство сядет с другой стороны». Клерк от образования спрашивает: какое государство? Я говорю: «Если вы думаете, что государств это Ви – это не так. Сегодня Вы тут сидите, а завтра другой будет». Поверьте, держалась и боролась, сколько могла, и все ждала что ситуация изменится. Но ситуация не изменилась. Естественно, имущество все отдала..

– И где теперь эти ковры и люстры?

– Видела люстры, диваны, только ковров не видела. Каждый себе что-то взял в кабинет. Дождались праздника души. Это, кстати, наименьшая потеря. Наибольшая – что этот проект не реализовался. Учредители отозвали свои голоса. Наши областные культура и образование отказались – это понятное дело, министерства отказались – это понятное дело. Когда я спросила С.Брюховецкого: «Как же так?» – было жалко ено. Он сказал: «Меня просто обманули. Сказали, что все отозвали свои голоса». Еще раньше, когда он приезжал в Винницу, он сказал мне: «Я, конечно, знал, что тут болото, но что до такой степени – я не знал». Чебыкин один остался и сказал: «У государства может не быть денег. У государства может не быть людей, совести, ума – мое все при мне». И он свой голос не забрал.

Эта школа исчезла, не ликвидировавшись. Из реестра Минюста, ее, может, и выкинули. Но печать есть, Устав есть. Приказа о ликвидации нет. Просто мы перестали жить. И свидетельства о смерти нам не выдали.

Если к Вам сейчас придут и скажут: финансирование, ковры, любой персонал…

– Нет. Каждый проект должен рождаться из искры. У меня искра сейчас – война.

– А если бы не было войны?

– Нет сослагательного наклонения. Я не знаю, что было бы. Нет моего Буяльского. Соратников тех уже нет. Говорят: когда все складывается – тогда и получается. Тогда все сложилось. У нас только «дерьмократ» не сложился.

– Если бы Брюховецкий сейчас в Винницу приехал, слово «болото» он бы употребил?

– Думаю, он бы вообще грустно промолчал про педагогику, про образование – про всё. Когда Киево-Могилянская академия родилась – рождение университета тогда тоже было вопреки, а не благодаря. Он фактически создавал для взрослых то, что я хотела создать для маленьких. Могли шагать вместе с ним. Но не сложилось. Потом, через время, я поняла, что это к лучшему.

– Почему?

– Потому что так складывалась политическая ситуация не лучшим образом, вернее, люди в политике были не из лучших, пройдя определенный путь, могли лишиться финансирования и что с реализацией новейших методик?» И появилась бы еще одна усредненная школа, и плохие были бы ростки из семян. У меня тогда были такие связи, люди такие методики предлагали – фантастика. Но они не могли пробиться ни в одну дверь. Это был как раз такой момент, когда можно было бы соединить новые взгляды, новое понимание, новые подходы. Не сложилось. Когда-то кто-то поднимет этот флаг.

«Я была такая бизнесменка, я была такая фифа…»

– Что было с Вами потом?

– Я этим переболела. Поработала политтехнологом на выборах. Порошенко тогда баллотировался, а я была в команда Улитича, замминистра энергетики, на 11 округе. Проиграли. А потом пошла в библиотеку Тимирязева, работала заводтелом.

– После таких бурь библиотека – это тихая работа…

  • Пригласил меня Василь Федорович Цыганюк, очень классный специалист, умница… Но поработала в библиотеке не долго. Уволились. Был момент, не поняли мы друг друга с В.Цыганюком. По семейным обстоятельствам, попросила отпуск в июне, заявление подписал: «Предоставить, с 10 ноября». Я тут же пишу на обороте заявление об увольнении. И не надо денег, не надо ничего…

– То есть для Вас уйти в никуда – это не вопрос?

– Ну не так, чтоб совсем. Какой-то момент взвешиваю. Ну, другая жизнь будет. Я же не умираю. Я только вышла на ступеньки – меня встречает человек, которому в библиотеке помогала. Предложил идти к нему на трейдерскую фирму исполнительным директором. Многое постигла. Научилась покупать зерно в селах и продавать оптовикам. Со временем, не выходя из кабинета, могла купить все, что нужно, по той цене, что нужно, договорюсь об отсрочке платежа. Как-то предложил участие в одной сделке. Дело было в Кировограде. У них полный элеватор зерна – а завтра уборочная. Куда зерно свозить? За 10 дней мы им продал и вывез всю семечку. Я заработала на той сделке 5 тысяч долларов. Когда спросила, за что, директор ответил: «Вы были рядом, я без Вас бы это не сделал. Ваша внимательность к мелочам, мимика, уверенность – всё это есть командная работа».

– Деньги в Вашей жизни…

– Конечно, хорошо, когда они есть. С деньгами легче пережить безденежье. Но Майдан меня и другому научил, – деньги далеко не главное в жизни. За жизнь имела и зарплату и доход от бизнеса, очень любила украшения, красиво одеваться, любила свою машину… Деньги, которые в последние годы получала, позволяли мне жить иначе, чем когда была учительницей. Не скрою, мне это очень нравилось. Но всему есть начало и окончание. Наша фирма закрылась и я опять стояла перед выбором своего пути.

– Идея открыть свой бизнес долго вызревала?

– Случайно встречаю свою подругу, которая работает в страховой компании ТАС. Попили чай, поговорили. И тут приходит дядька, у которого сгорел элеватор. Переживает: все пропало. Что пропало? Все возместят, всё будет хорошо. Посмотрела: реальное страхование, все возмещают. Меня научили, начала работать. Со временем открыла свою школу страхового агента, работала по пенсионному страхованию. Представители страховых компаний, принимали экзамены – брали на работу моих агентов, за свою работу получала хорошие деньги.

Но наступили трудные времена в Украине и люди жили по принципу «Не до жиру, быть бы живу». Страховой рынок застыл.

Началась новая фаза в жизни «Освоила» роль бабушки. Правда хватило меня всего на полтора года. Пригласили в Киев, в страховую компанию. Подумала, вот молодых не берут, а меня позвали. Почему бы и нет поработать? Предложили должность заместителя головы правления страховой компании. Согласилась.

– Успешно?

– Нет. Стала свидетелем, как обокрали клиентов страховой компании. Люди 20 лет накапливали по 1000, по 500 долларов в год себе на пенсию.

И вдруг — все пропало.

А начиналось так хорошо.

За полгода работы поняла, что собственник украл все деньги компании, Ну, и как в фильме: «… не вернете деньги, я пойду к прокурору. Он не поверил – и я пошла в прокуратуру. Он сбежал в Москву. Голова правления отсидел три года – но деньги клиентам не вернулись.

«Детеныша за что?»

– Как Вы попали на Майдан?

– Случайно.

Страховая компания прекратила свою деятельность, а «воевать» за своих клиентов могла и из Винницы. По вопросу своих клиентов приехала в Госфинуслуг на совещание, такая мадам Брошкина, в шляпе, на каблуках. До совещания было свободное время и я решила пройтись по Крещатику . Тут все и случилось. Вдруг видела большое крававое пятно, второе, третьеДошла до КМДА – а там плакат: нужен врач. Вспомнила, что училась в медучилище. Да и внуков куча, детей вырастила, зеленкой рану смогу замазать. Сходил, конечно на то совещание в финпослуги, но слушала уже в пол-уха, понимая, что о работе вопрос уже не стоит. Случилась беда! На каблуках, в красивой нарядной одежде сутки на ногах, помогала тем кто был побит на Майдане. Позже кто-то из жалости принес мне какие-то шаровары, ботинки. И так, как бомж, прожила в КМДА первый майдановский месяц. Работала пока были силы, почти без отдыха. Мои дети с недоумением восприняли мою задержку в Киеве. Тогда трудно было что-либо понять и прогнозов никто никаких не делал. Все спонтанно происходило. Спустя пару дней, там же в КМДА, организовала пункт приема и выдачи теплой одежды. Со всей Украины привозили, а мы сгружали, формировали, отдавали ребятам на барикады.. Мальчики приходили, грязные, мокрые, все у них рвалось, горело…

– Если бы в тот момент Вас спросили, зачем Вы это делаете…

– Не зачем, а почему?Страшно испугалась этих пятен крови. Подумать только, где КМДА – а где Майдан? Людей гнали, как стадо, и били. Моя внучка, мой внук потенциально могли быть на той площади, если бы там учились. И за что били? Помогая в медпункте, видела этих детей, которым была нужна медицинская помощь, а в больницу обращаться боялись. В своей стране и боялись! Знаете по характеру повреждений на теле потерпевших можно сказать, что это было зверское избиение убегающих людей. На руках, на боковой части грудной клетки, на бедрах были иссиня-черные, вспухшие болезненные полосы. Вот и заклинило. Это ощущение сродни страха самки за своего детеныша – единственное, что мною тогда руководило. Я не понимала, куда оно идет, что из этого получится. Понимала одно — нужно что-то делать. Отсидеться не получится.

P.S.

Многие удивляются, откуда у меня столько энергии. Действительно, энергия есть. Почему бы ее не использовать? Не покидает ощущение того, что мое поколение загадило нашу землю, испортило наше государство, отобрало общеукраинский дом у наших детей, разворотили его – оставили разруху. Пытаюсь что-то исправить…

ЛУЧШЕЕ

Винницкий областной совет принял решение о выражении недоверия и фактически уволил первого заместителя главы облсовета Людмилу Щербаковскую. За соответствующее решение путем тайного голосования проголосовал 51...

Такого формата проведения фестиваля классической и оперной музыки в Украине еще не было. И Винницкая область снова оказалась впереди – 4-5 июня на территории...

Глава фракции Оппозиционного блока в Винницком областном совете Сергей Черноокий призав свою коллегу из фракции "Батькивщина" и соучредителя газеты "33-й канал" Татьяну Редько открыто...

На прошедших выборах, которые состоялись 30 апреля в Якушенцах одержал уверенную победу действующий главы объединенной громады Василий Романюк. Как выдвиженец БПП "Солидарность" он набрал...